Гендерная дезинформация – это разновидность женоненавистнических оскорблений и насилия в отношении женщин, которая использует ложные гендерные или основанные на половой принадлежности нарративы, часто с определенной степенью координации, с целью предотвращения участия женщин в общественной сфере. Как иностранные государственные, так и негосударственные субъекты стратегически используют гендерную дезинформацию в стремлении заставить женщин замолчать, воспрепятствовать политическому дискурсу в интернете и сформировать представления о женском поле и роли женщин в демократиях. В новаторском исследовании Канада, Европейская служба внешних связей (EEAS), Германия, Словакия, Великобритания и Соединенные Штаты совместно оценили тактику, используемую этими субъектами для распространения гендерной и другой дезинформации, основанной на идентичности, по всему миру. Основные выводы доклада по итогам этого исследования подробно описаны ниже.

• К источникам гендерной дезинформации, нацеленной на женщин, относятся как иностранные государственные, так и негосударственные субъекты, включая Россию и Китайскую Народную Республику (КНР). Иностранные государственные субъекты используют свои медиа-активы, контроль над информационной средой, а иногда и поддерживаемые государством фермы троллей для распространения дезинформации о женщинах из числа политиков, руководителей, журналистов и ​​активистов, а также о политических стратегиях, направленных на женщин.

• Дезинформация часто нацелена на женщин с пересекающимися идентичностями. Наше исследование охватило 13 уникальных тем гендерной дезинформации, включая широкое использование гендерных стереотипов, гиперсексуализацию и политическое преследование женщин с целью их пристыдить и дискредитировать. Дезинформаторы используют сочетание тем, основанных на идентичности, и политических тем, показывая, что дезинформация может быть нацелена ​​​​на любой вектор идентичности человека, чтобы дискредитировать и опозорить его и/или его общину.

• Дезинформаторы чаще всего распространяют гендерную дезинформацию через скоординированную деятельность в социальных сетях, которая является либо спонтанной, либо предварительно согласованной на нескольких платформах. Во многих случаях оскорбления, инициированные иностранными государственными субъектами, стимулировали дальнейшую гендерную дезинформацию в интернете со стороны пользователей социальных сетей. Иностранныe государственные субъекты используют ложные материалы для распространения дезинформации (например, поддельные или вводящие в заблуждение изображения или видео) в дополнение к статьям в СМИ, мемам, созданным на заказ хэштегам, публичным заявлениям политиков или других влиятельных людей и даже манга-мультфильмам.

• Иностранныe государственные субъекты мобилизуют гендерную дезинформацию против различных лиц, групп и законодательства. Когда мишенями становятся отдельные политики, журналисты и активисты, в результате этого они могут решают уйти с работы или прекратить высказываться в интернете. Когда целенаправленным нападкам подвергается законодательство, лежащий в его основе общественный и политический консенсус может быть ослаблен, что иногда приводит к изменению политики. Помимо вреда, причиняемого самим насилием жертвам и пострадавшим, который также включает психологические расстройства, травмы, долгосрочные последствия для психического здоровья, а также физическое и сексуальное насилие, нарративы также включают угрозы насилия и изнасилования, а также физические призывы к действиям за пределами онлайн-сферы, одновременно представляя угрозу демократии.

• Конечная цель дезинформации по признаку пола и идентичности – ущемить свободу выражения мнений и подорвать демократию. Как иностранные государственные, так и негосударственные субъекты стратегически нацелены на женщин и людей с пересекающимися идентичностями. Одна из целей этой стратегии состоит в том, чтобы отговорить людей от осуществления своей свободы выражать и отстаивать убеждения и идеалы, которые противоречат убеждениям их противников. Вторая цель состоит в том, чтобы отговорить членов более широкие группы, основанные на идентичности, от осуществления своих прав. Эта стратегия угрожает демократии, подрывая возможность доступа к беспристрастной, основанной на фактах информации, и негативно влияет на структуру демократического представительства.

Наше исследование подчеркивает важность использования взгляда, основанного на гендере и идентичности, для анализа тактики, используемой иностранными государственными и негосударственными субъектами для распространения гендерной дезинформации, которая преднамеренно поляризует взгляды, сеет раскол и подрывает социальную сплоченность. Распространение гендерной дезинформации наносит вред не только лицам, против которых она направлена, но и демократии. Критический характер предмета требует дальнейшего изучения, особенно для понимания использования гендерной дезинформации в Африке и Латинской Америке; меняющейся тактики государственных субъектов; и использования Россией женоненавистнических нарративов в Европе; в дополнение к дальнейшему пониманию коммуникационных ответов и вмешательств, которые можно использовать для противодействия гендерной дезинформации. Для того, чтобы улучшить наши коллективные меры реагирования, мы должны продолжать не только изучать тактику гендерной дезинформации и ее воздействие на целевые общины, но и сотрудничать со странами, инвестирующими в сохранение демократии, для обмена выводами, углубления доказательной базы и разработки политики по борьбе с этим злом.

Для просмотра оригинала: English source attached

Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.

U.S. Department of State

The Lessons of 1989: Freedom and Our Future