Государственный департамент США
Офис официального представителя
Выступление
26 января 2022 года

Зал для пресс-брифингов
Вашингтон, округ Колумбия

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Всем добрый день.

На прошлой неделе в Женеве Министр иностранных дел России Лавров и я встретились для обсуждения кризиса, спровоцированного наращиванием Россией военной мощи на границах Украины, и шагов по деэскалации напряженности и осуществлению дипломатических усилий. Ранее Россия изложила свои предметы обеспокоенности и предложения в письменном виде, и на прошлой неделе я сказал Министру Лаврову, что Соединенные Штаты сделают то же самое.

Сегодня в Москве Посол Салливан передал наш письменный ответ российской стороне. В целом в нём намечен серьёзный дипломатический путь вперед, который предлагается выбрать России.

Документ, который мы представили, включает предметы обеспокоенности США, наших союзников и партнёров в отношении действий России, подрывающих безопасность, принципиальную и прагматичную оценку опасений, высказанных Россией, и наши собственные предложения по областям, в которых мы могли бы найти точки соприкосновения.

Мы чётко заявляем, что привержены поддержке и защите основных принципов, включая суверенитет и территориальную целостность Украины, а также право государств выбирать свои собственные механизмы безопасности и альянсы.

Мы затронули возможность принятия взаимных мер прозрачности в отношении размещения сил в Украине, а также мер по повышению доверия в отношении военных учений и маневров в Европе.

И мы рассматриваем другие области, в которых видим потенциал для прогресса, включая контроль над вооружениями, связанный с ракетами в Европе, нашу заинтересованность в последующем соглашении на смену Договору СНВ-III, которое будет охватывать все ядерные вооружения, а также пути повышения прозрачности и стабильности.

Мы выдвинули эти идеи, потому что у них есть потенциал – при условии добросовестного ведения переговоров, – для укрепления нашей безопасности и безопасности наших союзников и партнёров, а также для устранения заявленных Россией опасений посредством взаимных обязательств.

Наш ответ России отражает то, что я заявил на прошлой неделе в Киеве, Берлине и Женеве. Мы открыты к диалогу, предпочитаем дипломатию и готовы двигаться вперёд там, где есть возможность общения и сотрудничества, если Россия осуществит деэскалацию своей агрессии в отношении Украины, прекратит подстрекательскую риторику и подойдёт к обсуждению будущего безопасности в Европе в духе взаимности.

Наши ответы были полностью согласованы с Украиной и нашими европейскими союзниками и партнёрами, с которыми мы непрерывно консультировались в течение нескольких недель. Мы запросили их мнение и включили его в окончательную версию, доставленную в Москву.

Кроме того, НАТО разработал и доставит в Москву свой собственный документ с идеями и опасениями по поводу коллективной безопасности в Европе – и этот документ полностью подкрепляет наш, и наоборот. Между Соединенными Штатами и нашими союзниками и партнёрами совершенно нет разногласий по этим вопросам.

Мы ознакомили Конгресс США с нашим ответным документом, и сегодня я проинформирую об этом лидеров Конгресса и проконсультируюсь с ними по поводу нашего подхода. Как вы знаете, на Капитолийском холме имеется большой двухпартийный интерес и глубокий опыт работы по вопросам Украины и России, и мы высоко ценим тот факт, что Конгресс выступает в качестве нашего партнёра по мере продвижения вперёд.

Мы не обнародуем этот документ, потому что считаем, что у дипломатии больше шансов на успех, если мы предоставляем пространство для конфиденциальных переговоров. Мы надеемся и ожидаем, что Россия будет придерживаться того же мнения и серьёзно отнесется к нашим предложениям.

Я рассчитываю поговорить с Министром иностранных дел Лавровым в ближайшие дни после того, как Москва ознакомится с документом и будет готова обсудить следующие шаги.

Не должно быть никаких сомнений в серьёзности наших намерений, когда речь идет о дипломатии, и мы с одинаковым вниманием и силой подходим к укреплению обороноспособности Украины и подготовке быстрого, единого ответа на дальнейшую российскую агрессию.

На этой неделе в Киев были доставлены три партии американской военной помощи оборонительного характера с дополнительными ракетами Javelin и другими противотанковыми системами, а также 283 тоннами боеприпасов и нелетального оборудования, необходимых для защитников Украины на передовых рубежах. В ближайшие дни ожидаются новые поставки. За последний год мы оказали Украине больше помощи оборонительного плана в области безопасности, чем в любой предыдущий год.

На прошлой неделе я уполномочил союзников США, включая Эстонию, Латвию и Литву, предоставить военную технику американского происхождения из своих запасов для использования Украиной.

Также на прошлой неделе мы уведомили Конгресс о своем намерении поставить Украине пять вертолетов Ми-17, которые в настоящее время находятся на складе Министерства обороны США.

Кроме того, Министр обороны объявил в понедельник, что 8500 военнослужащих США, дислоцированных в настоящее время в Европе и Соединенных Штатах, приведены в состояние повышенной готовности – повышенной готовности к развертыванию, – чтобы гарантировать, что мы сможем быстро поддержать Силы реагирования НАТО, если они будут активированы Североатлантическим советом для укрепления восточного фланга союзников. Другие союзники по НАТО также объявили о шагах, которые они готовы предпринять, и мы ожидаем дальнейших шагов в ближайшие дни. Мы пошли на этот шаг из предусмотрительности. Мы надеемся, что эти силы не придется задействовать для развертывания, но если это произойдет, мы будем готовы.

Мы также продолжаем координировать усилия с нашими европейскими союзниками и партнёрами в подготовке жестких экономических санкций для привлечения Москвы к ответственности за её действия. Мы разработали эффективные и быстрые меры реагирования, которые нанесут значительный ущерб российской экономике и финансовой системе.

В рамках нашего ответа мы также готовы ввести меры экспортного контроля, которые будут иметь долгосрочный эффект, лишив Россию товаров, необходимых ей для реализации её стратегических амбиций.

Помимо всего этого, наши союзники и партнёры также активизируют усилия по оказанию помощи Украине различными и взаимодополняющими способами. Как мы уже делали много раз ранее, Альянс и отдельные союзники объединяются, чтобы поддержать наших партнёров и защитить то, что должно быть незыблемыми принципами, которые десятилетиями помогали обеспечивать беспрецедентную безопасность, стабильность и процветание в Европе и во всём мире.

Наконец, мы стремимся поддержать наших союзников и партнёров в преодолении вторичных негативных последствий дестабилизирующих действий России.

Например, мы знаем, что экономика и финансовое положение Украины пострадали от этого кризиса. И так же, как мы укрепляем безопасность Украины, мы также ищем возможности поддержать её экономику помимо значительной помощи, которую мы уже оказываем. Наши европейские союзники и партнёры делают то же самое, и это другой вопрос, который у меня будет возможность обсудить с Конгрессом сегодня во второй половине дня.

В то время как мы предпринимаем шаги для обеспечения того, чтобы глобальное энергоснабжение не испытывало сбои – это тоже является важным направлением, – если Россия решит использовать свой природный газ в качестве оружия, сократив поставки в Европу в ещё большей степени, чем она уже сократила, мы ведём переговоры с правительствами и крупными производителями по всему миру об увеличении их мощностей. Мы ведем подробные переговоры с нашими союзниками и партнёрами о координации нашего реагирования, в том числе о том, как лучше всего использовать их существующие запасы энергии. Все эти усилия направлены на смягчение ценовых потрясений и обеспечение людей в Соединенных Штатах, Европе и по всему миру необходимой им энергией независимо от того, что решит сделать Россия.

В целом наши действия за прошедшую неделю обострили выбор, стоящий сейчас перед Россией. Мы изложили дипломатический путь. Мы предусмотрели серьёзные последствия на случай, если Россия предпримет дальнейшую агрессию. Мы сделали шаг вперёд, поддержав безопасность и экономику Украины. И мы едины по всем направлениям с нашими союзниками и партнёрами.

Мы будем продолжать продвигаться вперёд и готовиться. России остается решить, как отреагировать. Мы готовы в любом случае.

И последний момент, прежде чем я отвечу на несколько вопросов.

Относительно граждан США в Украине: как вы знаете, ранее на этой неделе я санкционировал добровольный отъезд ограниченного числа американских сотрудников и отдал приказ о выезде из Украины многих членов семей сотрудников Посольства.

Это решение было основано только на одном факторе – безопасности наших коллег и их семей. И учитывая продолжающееся массированное наращивание российских войск у границ Украины, которое имеет много признаков подготовки к вторжению, эти шаги были предусмотрительны.

Я хочу чётко заявить, что наше Посольство в Киеве останется открытым, и мы продолжаем сохранять активное присутствие, чтобы оказывать Украине дипломатическую, экономическую поддержку и помощь в сфере безопасности.

Государственный департамент также выпустил обновлённые Рекомендации для совершающих поездки в связи с возможностью быстрого ухудшения условий безопасности без предупреждения, если Россия совершит вторжение или другие дестабилизирующие действия на территории Украины.

Наше послание всем американцам, находящимся в Украине, состоит в том, чтобы настоятельно рассмотреть вопрос об отъезде из страны с использованием коммерческого или другого частного транспорта. Эти варианты остаются легкодоступными. И Посольство может предоставлять кредиты тем, кто не может позволить себе стоимость билета коммерческого перевозчика.

Хотя Государственный департамент всегда будет стремиться предоставлять консульские услуги везде, где это возможно, российские военные действия серьёзно повлияют на нашу способность выполнять эту работу. И если Россия осуществит вторжение, мирные жители, в том числе американцы, всё еще находящиеся в Украине, могут оказаться в зоне конфликта между воюющими силами. Правительство США может быть не в состоянии помочь людям в этих обстоятельствах. Это уже давно происходит в зонах конфликтов по всему миру.

Так что, хотя мы и не знаем, продолжит ли Россия свою агрессию в отношении Украины, мы обязаны довести это до сведения американцев.

И на этом я с удовольствием выслушаю несколько вопросов.

Г-Н ПРАЙС: Мэтт.

ВОПРОС: Здравствуйте. Спасибо, г-н Госсекретарь. Я понимаю, что вы не хотите вдаваться в подробности того, что на самом деле содержится в этом документе – хотя я уверен, что я и мои коллеги продолжим попытки их получить. Но можете ли вы высказаться более широко – когда вы говорите, что есть основные принципы, которым вы привержены, которые вы должны поддерживать и защищать, означает ли это, что в этом документе вы прямо заявили россиянам в письменной форме, что “нет” – это ответ на их требования о формальном запрете расширения НАТО, постоянном исключении Украины из числа кандидатов и выводе определенных сил и техники из Восточной Европы? Это то, о чем говорится в этом документе? Есть ли в нём что-то отличное от того, что мы слышали публично в течение последних двух недель?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Опять же, не вдаваясь в детали документа, могу сказать вам, что он повторяет то, о чём мы публично говорили в течение многих недель и, в некотором смысле, на протяжении многих лет: что мы будем отстаивать принцип открытых дверей НАТО, а это, как я неоднократно говорил в последние недели, обязательство, которое мы обязаны выполнять. Таким образом, в документе, как я уже сказал, очень чётко изложены некоторые из основных принципов, которых мы придерживаемся, которым мы привержены и которые будем поддерживать, многие из которых были заявлены публично, в том числе мной в последние дни и недели. И это относится к политике “открытых дверей” НАТО.

ВОПРОС: Итак, было бы правильно сказать, что в этом документе нет никаких уступок –

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Дело не в уступках –

ВОПРОС: Что ж, в этом документе нет никаких изменений в позиции США и НАТО, которые –

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Во-первых, нет никаких изменений; не будет никаких изменений. Во-вторых, мы подтверждаем этот принцип. Конечно, обсуждать политику “открытых дверей” надлежит НАТО, а не Соединенным Штатам в одностороннем порядке. Это решения, которые НАТО принимает как Альянс, а не США в одностороннем порядке. Но с нашей точки зрения – я с максимальной ясностью заявляю: дверь НАТО открыта, остается открытой, и это наше обязательство.

Г-Н ПРАЙС: Маргарет.

ВОПРОС: Спасибо. Спасибо, г-н Госсекретарь. Есть ли у вас тогда основания полагать, что представленный документ каким-либо образом уменьшит вероятность военных действий России, или это было сделано только для того, чтобы показать, что вы пытались достичь соглашения?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Маргарет, в этом документе, помимо перечисления наших основных принципов, помимо изложения наших опасений, опасений союзников и партнёров по поводу действий России, которые, по нашему мнению, подрывают безопасность и стабильность, мы также излагаем области, в которых, по нашему мнению, мы действительно могли бы вместе укреплять безопасность для всех, в том числе и для России, исходя из некоторых высказанных ею озабоченностей, ну и, конечно, для нас, а также для наших союзников и партнёров. Итак, есть ряд областей – опять же, исходя из того, что сказала Россия, – в которых, я думаю, будет достигнут прогресс, если работа будет осуществляться на основе взаимности и с добросовестным подходом.

Так, например, как мы уже говорили, размещение наступательных ракетных комплексов в Украине, военные учения и маневры в Европе, возможные меры по контролю над вооружениями, большая прозрачность, различные меры по снижению рисков – всё это, я думаю, сняло бы взаимные опасения, в том числе озабоченности, высказанные Россией, и способствовало бы укреплению коллективной безопасности.

Так что я думаю, что есть важные вопросы, над которыми нужно работать, если Россия серьёзно настроена сотрудничать с ними. И это зависит от Президента Путина. Посмотрим, как они ответят. Но я не сомневаюсь, что если бы Россия подошла к этому серьёзно и в духе взаимности, с решимостью укрепить коллективную безопасность для всех нас, то в этом документе есть очень позитивные моменты, которые следует развивать. Мы не можем принять это решение за Президента Путина. Только он может это сделать.

ВОПРОС: Но (неразборчиво) вы вели переговоры?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Мы с самого начала говорили – и мы, конечно, начали этот процесс с бесед, которые состоялись в рамках нашего Диалога по стратегической стабильности с Россией, между Россией и Соединенными Штатами, около 10 дней назад в Совете НАТО-Россия, в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), – что, опять же, мы понимаем, что Россия выразила озабоченности по поводу безопасности. У нас есть свои очень чёткие опасения по поводу безопасности и подрывающих её действий, предпринимаемых Россией, и мы готовы обсуждать и, если это уместно, в конечном счёте договариваться о мерах по укреплению безопасности каждой из сторон. И я изложил некоторые области, в которых, по нашему мнению, мы могли бы это сделать.

Но сейчас речь идет о направлениях и идеях, которыми мы могли бы заниматься, и мы посмотрим, как на это отреагирует Россия.

Г-Н ПРАЙС: Бен.

ВОПРОС: Спасибо. Г-н Госсекретарь, не задумывались ли вы о том, что Россия просто выигрывает время до тех пор, пока она не будет в состоянии вторгнуться в Украину, заставляя вас прилагать огромные усилия, например, вручную доставляя письменные ответы на вопросы, на которые вы отвечали снова и снова в прошлом? А тем временем россияне дестабилизируют Украину изнутри. Экономика страны рушится. Вы тратите сотни миллионов долларов на поддержку украинцев. В какой момент вы перестанете играть в игру, предложенную Россией, и предпримете упреждающие действия?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Бен, во-первых, мы, как вы понимаете, не стоим на месте, и можем одновременно выполнять несколько задач. И это в значительной степени то, что мы делаем. Итак, мы ясно дали понять России, что есть два пути: дипломатический, но также и путь обороны и сдерживания, и если Россия выберет агрессию, этот путь приведет к огромным негативным последствиям.

И поэтому, даже занимаясь дипломатией, что является моей работой и обязанностью, мы очень решительно готовились к тому, что Россия пойдет другим путём, путём агрессии. И, как я уже говорил, работа, которую мы проделали за последние пару месяцев, объединяя союзников и партнёров вокруг серьёзных последствий для России – если она возобновит свою агрессию, – и очень детальная работа, которая была проделана по этому вопросу, укрепление –

ВОПРОС: Но сейчас россияне ведут себя агрессивно – прошу прощения.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Позвольте мне закончить (неразборчиво), а затем вернуться к вам – укрепление нашей поддержки Украины очень значительными способами, включая оборонительную военную поддержку, помощь, о которой Президент США объявил в декабре, и которая в настоящее время доставляется в Украину, дополнительные шаги для обеспечения того, чтобы оборонительная военная помощь предоставлялась Украине, в том числе разрешения, которые я подписал неделю назад, позволяющие другим странам, имеющим военную технику американского происхождения, передавать её Украине, а также работа, которую мы выполняем для поддержки экономики Украины, работа, которую мы выполняем для поддержки Европы в энергетической сфере, если возникнут перебои в результате конфликта, и, конечно, распоряжения, которые дал Президент, которые ранее на этой неделе дал Министр обороны США – убедиться в том, что мы полностью готовы в любой момент усилить восточный фланг НАТО в случае возобновления российской агрессии – всё это происходило очень целенаправленно и эффективно в течение последних многих недель.

Таким образом, эти два пути и подход, который мы выбрали, взаимно усиливают друг друга. Работа, которую мы проводим в области обороны, сдерживания, объединения союзников и партнёров, я думаю, укрепляет нашу дипломатию. И в то же время очень важно, чтобы мы занимались дипломатией независимо от того, что Россия, возможно, вообще несерьёзно относится к этому – может быть, вы правы в этом отношении.

Но мы обязаны проверить это предложение, пойти по дипломатическому пути, не оставлять ни одной дипломатической возможности без внимания, потому что, безусловно, гораздо предпочтительнее разрешить эти разногласия мирным путём в соответствии с нашими принципами, чем возобновить агрессию, возобновить конфликт, и всё, что из этого следует. Но дело в том, что мы готовы в любом случае.

Г-Н ПРАЙС: Хумейра.

ВОПРОС: Здравствуйте, г-н Госсекретарь. Я просто хочу кратко спросить вас о едином подходе с Европой. Что вы думаете о позиции Германии? Например, немецкие власти исключили отправку летального оружия в Украину, они запретили Эстонии поставлять Украине немецкое оружие, а сегодня появилась новость о том, что они отправляют в Украину шлемы, поставку которых мэр Киева назвал шуткой. Могли бы вы сказать, что вы довольны или удовлетворены тем, что Германия отправляет в Украину шлемы вместо партий оружия?

И если можно, я хотела бы спросить о вчерашних комментариях Президента США. Он сказал, что рассмотрит возможность введения санкций лично против Путина, если тот решит вторгнуться. Насколько продвинуты эти планы? И опять же, возвращаясь к единству с Европой, обсуждали ли Соединенные Штаты это с европейцами, и согласны ли они с этим? Спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Во-первых, позвольте мне в целом сказать, рискуя самовосхвалением, что я был поражен, когда пару дней назад беседовал с членами Совета Европейского союза по иностранным делам: партнёр за партнёром – это было в контексте ЕС, но я слышал то же самое в НАТО, – использовал слово “беспрецедентно”, описывая нашу координацию усилий и консультации с союзниками и партнёрами по этому вопросу и по этой проблеме. И одним из результатов этой беспрецедентной координации и консультаций является, как мне кажется, очень прочная солидарность в плане последствий, которые постигнут Россию, если она возобновит агрессию против Украины. И это касается всех союзников, включая Германию.

И я только что был в Германии, как вы прекрасно знаете, где встретился с Канцлером Шольцем и долго беседовал с моей немецкой коллегой, Министром иностранных дел Бербок. И, как я уже говорил, я абсолютно уверен в солидарности Германии, в стремлении этой страны вместе с нами и другими союзниками и партнёрами противостоять возобновлению российской агрессии против Украины.

Видите ли, разные страны предоставляют разные полномочия по поставкам оружия. У них разные возможности. У них разные области специализации. И мы используем всё это, но делаем это взаимодополняющим образом, что говорит об общем обязательстве защищать территориальную целостность Украины, её суверенитет и независимость.

Что касается санкций, как вы слышали, Президент отметил, что возможны все варианты. Я могу сказать вам следующее: шаги, которые мы быстро предпримем вместе, будут направлены непосредственно на то, что глубоко важно для Президента Путина, включая способность России участвовать в экономической и финансовой деятельности, включая её способность разрабатывать технологии для тех секторов, которые для неё наиболее важны, такие как оборона, высокие технологии, и, как указал Президент, возможны все варианты, и это всё, что я скажу на эту тему.

Г-Н ПРАЙС: Последний вопрос – от Кайли.

ВОПРОС: Г-н Госсекретарь, хотелось бы знать, следует ли считать этот документ предложением от Президента Байдена Президенту Путину. И не могли бы вы также пролить немного света на роль Президента Байдена в разработке этого послания.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Конечно. Кайли, опять же, документ, который мы сегодня передали России, выполняет несколько задач.

Прежде всего, в нём очень чётко изложены принципы, которым мы привержены и которые мы будем защищать тем или иным образом.

Во-вторых, в нем изложены наши собственные опасения и опасения союзников по поводу действий, которые Россия предприняла и предпринимает не только в отношении Украины, но и в более широком смысле на европейской арене военных действий, которые, по нашему мнению, подрывают безопасность.

В-третьих, в нём рассматриваются предметы обеспокоенности, которые Россия выразила в документе, который она предоставила нам пару недель назад.

И, наконец, в нашем документе предлагаются области, в которых, на основе взаимности, мы считаем, что могли бы укрепить нашу коллективную безопасность, опять же путями, которые снимают наши обеспокоенности, и путями, которые снимают некоторые озабоченности России. Вот что он делает. Это не официальный переговорный документ. Это не конкретные предложения. В нём излагаются области и некоторые идеи о том, как мы можем – вместе, если россияне настроены серьёзно, – продвигать коллективную безопасность.

Президент Байден принимал непосредственное участие в подготовке этого документа. Мы неоднократно пересматривали его вместе с ним в течение последних недель, когда мы получали, как вы знаете, комментарии, предложения, идеи от союзников и партнёров. Было жизненно важно, чтобы мы все работали над этим документом, несмотря на то, что он касается двусторонних вопросов, а документ, предоставляемый России НАТО, по-видимому, относится к более широким вопросам, связанным с НАТО и Россией. Но союзники и партнёры также принимали непосредственное участие. И мы учли многие сделанные ими комментарии и включили их в документ. Но Президент был глубоко вовлечён в этот процесс с самого начала, просматривая различные проекты предложения, внося свои правки и, конечно же, утвердив окончательную версию документа, которая сегодня была передана российской стороне.

Г-Н ПРАЙС: Спасибо.

ВОПРОС: И в качестве дополнительного вопроса: учитывая, что сам Байден, представители Администрации Байдена заявили, что вторжение потенциально неизбежно, ставки здесь невероятно высоки, и вы также сказали, что главные решения принимает Путин.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Так.

ВОПРОС: Так почему бы не обратиться с этим напрямую к нему, учитывая ситуацию, с которой вы столкнулись сейчас?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду, когда говорите “напрямую к нему”. Это документ, подготовленный от имени Соединенных Штатов их Правительством и переданный России и её Правительству, которым руководит Президент Путин. Я не сомневаюсь, что наши российские коллеги и мой коллега, Министр иностранных дел Лавров, ознакомят с этим документом Президента Путиным. И –

ВОПРОС: И всех остальных.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: – и, пожалуй, всех остальных. (Смех.) Возможно, вы правы. И, конечно же, это также сложные вопросы, и изложение идей в письменном виде – что мы постоянно делаем по различным темам, – это хороший способ убедиться, что мы максимально точны, и россияне понимают наши позиции, наши идеи как можно яснее. Сейчас документ у них, и очередь хода за ними. Посмотрим, что произойдёт. Как я неоднократно говорил, независимо от того, выберут ли россияне путь дипломатии и диалога, решат ли они возобновить агрессию против Украины, мы готовы в любом случае. Спасибо.

ВОПРОС: Спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Всем спасибо.

ВОПРОС: Спасибо.


Для просмотра оригинала: https://www.state.gov/secretary-antony-j-blinken-at-a-press-availability-13/

Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.

U.S. Department of State

The Lessons of 1989: Freedom and Our Future