Государственный департамент США
Офис официального представителя
Для немедленного распространения
19 апреля 2021 года
Речь

Экологический центр Филипа Меррилла
Аннаполис, штат Мэриленд

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Всем добрый день. Уилл, благодарю вас за замечательное вступительное слово. И спасибо за то, что обеспечили нам эту совершенно потрясающую обстановку и фон. Безусловно, за время моего недолгого пребывания на посту Госсекретаря мне еще не приходилось выступать в такой обстановке и на фоне такого вида. И большое спасибо Фонду Чесапикского залива за его неизменную приверженность делу спасения этого залива.

Чесапикский залив образовался почти 12 000 лет назад в результате таяния ледников. Сегодня он простирается на 200 миль и является домом для более чем 3600 видов растений и животных. Сотни тысяч рек и ручьев ежедневно отдают заливу более 50 миллиардов галлонов воды. Более 18 млн человек живут в этом водоразделе, и многие полагаются на него как на источник средств к существованию. Только местная индустрия морепродуктов обеспечивает около 34 000 рабочих мест и почти $900 млн годового дохода.

И всё же, как отметил Уилл, повышение температуры, вызванное деятельностью человека, преображает залив. Уровень воды в нем поднимается. А земля – в том числе и то место, где я сейчас стою, – оседает из-за таяния ледников, образовавших залив. Если это будет продолжаться в нынешнем темпе, то всего через 80 лет Чесапикский залив протянется на многие мили вглубь суши, поглотив дома 3 млн человек, разрушив дороги, мосты, фермы. Многие растения и животные залива вымрут. То же самое произойдет и с рыбной отраслью. Для детей моих детей пейзаж будет неузнаваемым.

Мы должны предотвратить это, пока еще можем это сделать.

Именно поэтому Президент Байден сразу после вступления в должность предпринял шаги по возвращению в Парижское соглашение и назначил бывшего Государственного секретаря Керри первым Специальным посланником Президента нашей страны по вопросам климата, с тем чтобы он возглавлял наши усилия по всему миру. Именно поэтому Президент Байден на этой неделе пригласил 40 мировых лидеров в Вашингтон на саммит по климату.

И именно поэтому Администрация Байдена-Харрис сделает больше, чем любая администрация в истории, для преодоления нашего климатического кризиса. В этом направлении уже ведется комплексная работа в масштабах всего нашего правительства и всей нашей страны. Наше будущее зависит от выбора, который мы делаем сегодня.

Моя роль в качестве Государственного секретаря состоит в том, чтобы наша внешняя политика приносила пользу американскому народу, принимая на себя самые большие вызовы, с которыми он сталкивается, и используя широчайшие возможности, которые могут улучшить его жизнь. Не существует вызова, более четко отражающего две стороны этой медали, чем климат.

Если Америке не удастся возглавить мир в борьбе с климатическим кризисом, наш мир будет разрушен. Если мы достигнем успеха, мы воспользуемся прекрасной возможностью для создания качественных рабочих мест из поколения в поколение; мы построим более справедливое, здоровое и устойчивое общество; и мы защитим эту великолепную планету. Это испытание, которое сегодня выпало на нашу долю.

Сегодня я хочу объяснить, как американская внешняя политика поможет нам выдержать это испытание.

Не так давно нам нужно было представить себе последствия изменения климата. Но сейчас это уже не нужно представлять.

За последние 60 лет каждое десятилетие было более жарким, чем предыдущее.

Погодные явления становятся всё более экстремальными. Во время холодной волны в феврале этого года температура воздуха во многих штатах, от Небраски до Техаса, была более чем на 40 градусов Фаренгейта ниже нормы. Только в Техасе тысячи остались без крова, более 4 млн человек остались без отопления и электричества, более 125 человек погибли. Может показаться нелогичным, что глобальное потепление приводит к холодной погоде. Но по мере того, как Арктика нагревается, холодная погода оттесняется на юг. И это может способствовать рекордным периодам холодов, подобным техасскому.

В сезон лесных пожаров 2020 года сгорело более 10 млн акров насаждений. Это больше, чем весь штат Мэриленд. Мы видели пять из шести крупнейших лесных пожаров в истории Калифорнии и самый большой лесной пожар в истории штата Колорадо.

В совокупности стихийные бедствия 2020 года обошлись Соединенным Штатам примерно в $100 млрд.

Между тем, 2019 год был самым дождливым годом за всю историю наблюдений для 48 штатов континентальной части США. Сильные дожди и наводнения помешали фермерам на Среднем Западе и Великих равнинах засеять 19 млн акров сельскохозяйственных культур.

А с 2000 по 2018 год Юго-запад Америки пережил самую сильную засуху с 16-го века – 16-го века.

У нас заканчиваются рекорды, которые еще не побиты.

Издержки – в плане денежного ущерба, средств к существованию, человеческих жизней – продолжают расти.

И если мы не изменим ситуацию, будет только хуже.

Более частые и интенсивные штормы; более длительные периоды засухи; более сильные наводнения; более экстремальная жара и более экстремальный холод; более быстрое повышение уровня моря; больше людей, вынужденных покинуть свои дома; больше загрязнения; больше астмы.

Более высокие затраты на здравоохранение; менее предсказуемые сезоны для фермеров. И всё это сильнее всего ударит по малообеспеченным, афроамериканским и темнокожим общинам.

Последняя часть важна. Издержки климатического кризиса непропорционально ложатся на тех людей в нашем обществе, которые меньше всего могут себе это позволить. Но верно также и то, что решение проблемы изменения климата предлагает один из самых мощных инструментов, которые у нас есть, для борьбы с неравенством и системным расизмом. То, как мы отреагируем, может помочь разорвать порочный круг.

Всё это – причины, по которым мы должны успешно предотвратить климатическую катастрофу. Но мир уже отстает от целей, которые мы поставили шесть лет назад в Парижском соглашении. И теперь мы знаем, что эти цели изначально не зашли достаточно далеко. Сегодня наука однозначна: нам нужно удержать потепление Земли на уровне 1,5 градуса Цельсия, чтобы избежать катастрофы.

Америка должна сыграть ключевую роль в достижении этой цели. На США приходится всего около 4 процентов населения мира, но почти 15 процентов глобальных выбросов. Это делает нас вторым по величине источником выбросов парниковых газов в мире. Если мы сделаем все от нас зависящее внутри страны, мы сможем внести значительный вклад в преодоление этого кризиса.

Но этого недостаточно. Даже если завтра Соединенные Штаты достигнут нулевого уровня выбросов, мы проиграем борьбу с изменением климата, если не сможем справиться с 85% выбросов, которые приходятся на другие страны.

Все это будет иметь серьезные последствия для нашей национальной безопасности.

Возьмите любой вызов безопасности, затрагивающий Соединенные Штаты. Изменение климата еще больше усугубит его.

Изменение климата обостряет существующие конфликты и увеличивает вероятность возникновения новых – особенно в странах, где правительства слабы, а ресурсы скудны. Из 20 стран, которые Красный Крест считает наиболее уязвимыми к изменению климата, 12 уже переживают вооруженные конфликты. По мере истощения основных ресурсов, таких как вода, по мере того, как правительствам будет всё труднее удовлетворять потребности растущего населения, мы будем видеть еще больше страданий и раздоров.

Изменение климата также может создавать новые театры конфликтов. В феврале российский танкер-газовоз впервые прошел по Северному морскому пути в Арктике. До недавнего времени этот маршрут был проходимым всего несколько недель в году. Но с учетом того, что в Арктике темпы потепления вдвое превышают среднемировые, этот период становится намного длиннее. Россия использует это изменение, чтобы попытаться установить контроль над новыми пространствами. Она модернизирует свои базы в Арктике и строит новые, в том числе одну всего в 300 милях от Аляски. Китай также наращивает свое присутствие в Арктике.

Изменение климата также может быть движущей силой миграции. В 2020 году было 13 атлантических ураганов – самое большое число за всю историю наблюдений. Особенно сильно пострадала Центральная Америка. Штормы разрушили дома и разрушили источники средств к существованию 6,8 млн человек в Гватемале, Гондурасе и Сальвадоре и уничтожили сотни тысяч акров сельскохозяйственных культур, что привело к массовому росту голода. Спустя месяцы после урагана целые деревни еще погружены в грязь, и люди вырезают куски своих погребенных домов, чтобы продать их на металлолом.

Когда стихийные бедствия обрушиваются на людей, которые уже живут в бедности и незащищенности, это часто может быть последней каплей, вынуждающей их покинуть свои общины в поисках лучшего места для жизни. Для многих жителей Центральной Америки это означает попытку добраться до Соединенных Штатов – даже если мы постоянно говорим, что граница закрыта, и даже если это путешествие сопряжено с огромными трудностями, особенно для женщин и девочек, которые сталкиваются с повышенным риском сексуального насилия.

Все эти вызовы предъявляют повышенные требования к нашим Вооруженным силам. Военно-морская академия США находится всего в пяти милях к северу отсюда, а военно-морская база Норфолк, крупнейшая военно-морская база в мире, – примерно в 200 милях к югу. Обе базы – и критически важные миссии, которые они поддерживают, – сталкиваются с неминуемой угрозой со стороны изменения климата. И это лишь два из десятков военных объектов, которым угрожает изменение климата. Более того, наши военные часто вынуждены реагировать на стихийные бедствия, которые становятся всё более частыми и разрушительными. В январе Министр обороны США Остин объявил, что военные немедленно включат изменение климата в свое планирование и операции, а также в то, как они оценивают риски. Министр Остин заявил (цитирую): “Из того, что делает Министерство обороны для защиты американского народа, мало что не затронуто изменением климата”.

При этом было бы ошибкой воспринимать климат только через призму угроз. Вот почему. Каждая страна на планете должна сделать две вещи: сократить выбросы и подготовиться к неизбежным последствиям изменения климата. Американские инновации и промышленность могут помочь достичь обе цели. Именно это имеет в виду президент Байден, когда говорит (цитирую): «Когда я думаю об изменении климата, я думаю о рабочих местах».

Чтобы ощутить масштаб, представьте, что к 2040 году мир столкнется с дефицитом инфраструктуры на сумму в 4,6 трлн долларов. США очень заинтересованы в вопросах, касающихся построения этой инфраструктуры. Не только в том, создает ли она возможности для американских рабочих и предприятий, но также является ли она экологичной и устойчивой, и используются ли при ее построении прозрачные методы; уважаются ли права трудящихся; дает ли власть возможность высказаться местному населению и не обременяет ли развивающиеся правительства и сообщества долгами. Это представляет возможность для нас.

Или подумайте об огромных инвестициях, которые страны делают в чистую энергетику. Возобновляемые источники энергии в настоящее время являются самым дешевым источником электроэнергии в странах, где проживает две трети населения мира. А к 2025 году мировой рынок возобновляемых источников энергии, по прогнозам, составит 2,15 трлн долларов. Это более чем в 35 раз превышает нынешние масштабы рынка возобновляемых источников энергии в США. Карьеры специалистов по солнечной и ветровой энергии — одни из самых быстрорастущих в Америке.

Трудно представить себе, что Соединенные Штаты выиграют долгосрочную стратегическую конкуренцию с Китаем, если мы не сможем стать лидерами революции в области возобновляемых источников энергии. Но сегодня мы отстаем. Китай является крупнейшим производителем и экспортером солнечных панелей, ветряных турбин, аккумуляторов и электромобилей. Ему принадлежит почти треть мировых патентов на возобновляемые источники энергии. Если мы не подтянемся, Америка упустит шанс сформировать климатическое будущее мира таким образом, чтобы это отражало наши интересы и ценности, и американский народ потеряет бесчисленное количество рабочих мест.

Позвольте мне пояснить: цель номер один нашей климатической политики —предотвратить катастрофу. Мы болеем за каждую страну, бизнес и сообщество, за более эффективное сокращение выбросов и повышение устойчивости.

Однако это не означает, что мы не заинтересованы в том, чтобы Америка разрабатывала эти инновации и экспортировала их по всему миру. И это не означает, что мы не заинтересованы в том, как страны сокращают свои выбросы и адаптируются к изменению климата. Так как же мы можем этого добиться?

Мы можем начать с руководства силой нашего примера. Работая над достижением наших амбициозных целей в области климата, мы будем руководствоваться следующими основными принципами.

Мы значительно увеличим наши инвестиции в исследования и разработки в области чистой энергетики, потому что именно так мы будем катализировать прорывы, которые принесут пользу американским общинам и создадут рабочие места в Америке.

Все наши инвестиции в области климата направлены не только на достижение роста, но и на обеспечение равенства. Мы будем проявлять инклюзивность, сосредоточивая внимание на предоставлении американцам по всей стране – и из различных общин, – хорошо оплачиваемых рабочих мест и возможности вступить в профсоюз.

Мы расширим возможности молодежи не только потому, что она будет больше нести на себе тяжесть последствий изменения климата, но и из-за срочности, изобретательности и лидерства, которые молодые люди демонстрируют в борьбе с этим кризисом.

Мы будем привлекать штаты, города, крупные и малые предприятия, гражданское общество и другие коалиции в качестве партнеров и образцов. Другие уже давно ведут новаторскую работу в этой области.  Мы поддержим их и поделимся передовым опытом.

И нам будет важно помнить, что, несмотря на все возможности, которые открывает неизбежный переход к чистой энергетике, не каждый американский работник выиграет в ближайшей перспективе. Некоторые источники средств к существованию и общины, которые полагались на старые отрасли экономики, сильно пострадают. Мы не оставим этих американцев позади. Мы предоставим нашим соотечественникам-американцам пути к новым, устойчивым средствам к существованию и поддержим их в этом переходном процессе.

Сразу после вступления в должность Президент Байден создал Межведомственную рабочую группу по общинам угля и электростанций и оживлению экономики. Она работает в масштабах всего правительства, определяя и предоставляя федеральные ресурсы для оживления местной экономики общинам, где живут работники угольной, нефтегазовой промышленности и электростанций, а также обеспечивая льготы и защиту для работников в тех же общинах. В рамках своего Плана создания рабочих мест в Америке Президент предложил авансом инвестировать $16 млрд, с тем чтобы сотни тысяч людей могли работать на профсоюзных рабочих местах, перекрывая заброшенные нефтяные и газовые скважины и шахты.

Если мы сможем оставаться верными этим принципам при достижении наших климатических целей, мы продемонстрируем модель, с которой другие страны захотят сотрудничать, и которой будут следовать.

Имея в виду эти ценности, вот как Государственный департамент будет использовать нашу внешнюю политику для обеспечения достижения целей американского народа в области климата.

Во-первых, мы поставим климатический кризис в центр нашей внешней политики и национальной безопасности, что поручил нам сделать Президент Байден в первую неделю своего пребывания в должности. Это означает принятие во внимание того, как каждое двустороннее и многостороннее взаимодействие – каждое политическое решение, – повлияет на нашу цель вывести мир на более безопасный и устойчивый путь. Это также означает обеспечение того, чтобы наши дипломаты проходили подготовку и имели навыки для улучшения климата в рамках наших связей по всему миру.

Это не значит, что мы будем относиться к прогрессу других стран в области климата как к разменной монете, которую они смогут использовать для оправдания негативного поведения в других областях, важных для нашей национальной безопасности. Администрация Байдена-Харрис едина в этом мнении: климат – это не разменная монета, это наше будущее.

Я особенно рад, что Президент Байден назначил моего друга Джона Керри нашим Специальным посланником Президента по вопросам климата. Нет более опытного человека, который мог бы более эффективно убедить другие страны повысить свои климатические амбиции. Необходимо, чтобы весь мир сосредоточил внимание на принятии мер сейчас и в течение этого десятилетия, чтобы содействовать достижению нулевых общих глобальных выбросов к 2050 году.

Я на 100 процентов поддерживаю Джона в этих усилиях. То же самое можно сказать и о руководителях других агентств Правительства США. И его руководство будет незаменимым в плане вплетения климата в ткань всего, что мы делаем в Государственном департаменте.

Во-вторых, по мере активизации усилий других стран Государственный департамент будет мобилизовывать ресурсы, институциональные ноу-хау, технический опыт всего нашего правительства, частного сектора, неправительственных организаций (НПО) и исследовательских университетов для оказания им помощи. Только за последние несколько недель мы объявили о новом финансировании для предпринимательства в области чистой энергетики и более эффективных рынков возобновляемой энергии в Бангладеш, а также для оказания помощи малым предприятиям Индии в инвестировании в солнечную энергию. Эти инвестиции продвигают нас к нашим целям в области климата и открывают доступ к энергии для людей, у которых его никогда раньше не было.

В-третьих, мы будем уделять особое внимание оказанию помощи странам, наиболее пострадавшим от изменения климата, большинству из которых не хватает ресурсов и потенциала для борьбы с его дестабилизирующими последствиями. Это включает в себя малые островные развивающиеся государства, некоторые из которых буквально тонут в океане из-за повышения уровня моря. В 2020 году в эти страны было направлено только 3 процента средств, выделяемых на борьбу с изменением климата. Мы должны это исправить. С этой целью Америка направляет экспертов и технологии на уязвимые острова в Тихом океане и Карибском бассейне для улучшения систем раннего предупреждения и реагирования, и мы инвестируем в укрепление устойчивости в таких областях, как инфраструктура и сельское хозяйство.

В-четвертых, наши посольства будут руководить на местах. Они уже помогают правительствам разрабатывать и реализовывать стратегии, не влияющие на климат, одновременно ища способы задействовать уникальные сильные стороны государственного и частного секторов Америки. Буквально в прошлом месяце американская компания Sun Africa приступила к строительству двух крупных объектов солнечной энергетики в Анголе, включая электростанцию в Биопио мощностью 144 мегаватта. По завершении строительства это будет крупнейшая солнечная электростанция во всей Африке к югу от Сахары. Этот проект обеспечит электроэнергией 265 000 домов и устранит 440 000 галлонов углеродоемкого дизельного топлива, которое Ангола импортирует и сжигает каждый год. Кроме того, этот проект, как ожидается, будет использовать оборудование солнечной энергетики, экспортируемое из Соединенных Штатов, на сумму около $150 млн. Эти усилия благоприятны для ангольского народа, благоприятны для климата и благоприятны для американских рабочих мест и компаний. И этого бы просто не произошло, если бы не усилия наших дипломатов.

В-пятых, мы будем использовать все инструменты из нашего набора, чтобы сделать американских новаторов в области экологически чистой энергии более конкурентоспособными на мировом рынке. Это включает в себя использование таких инструментов, как финансирование, предоставляемое Экспортно-импортным банком США для стимулирования экспорта возобновляемых источников энергии; предлагаемое расширение налоговых льгот для производства и хранения чистой энергии в рамках Плана Президента по созданию рабочих мест в США; и продолжающиеся усилия Администрации по выравниванию глобальных условий конкуренции для американских продуктов и услуг.

Подобная поддержка может иметь огромное влияние, особенно потому, что нынешний рынок возобновляемых источников энергии составляет лишь небольшую часть будущего рынка. Помимо солнечных панелей, ветряных турбин и батарей, существует более 40 дополнительных категорий чистой энергии, включая чистый водород, улавливание углерода и возобновляемые источники энергии следующего поколения, такие как усовершенствованная геотермальная энергия. Ни одна страна еще не достигла доминирующего положения в области этих многообещающих технологий. И при поддержке со стороны нашей внутренней и внешней политики в каждой из них лидером может стать Америка, в том числе в плане производства.

Стартап из штата Массачусетс под названием Boston Metal показывает, как это можно сделать. Компания первой освоила новый процесс, который позволяет производить сталь и другие металлы более эффективно и с меньшими затратами, а также снижает загрязнение окружающей среды. Большая часть сталелитейного сектора США уже использует чистые технологии, но Генеральный директор компании, иммигрант из Бразилии, увидел нетронутый рынок в таких странах, как Бразилия, где Boston Metal сотрудничает с частным сектором, чтобы заменить старые, более грязные способы производства стали. Эта компания создает хорошо оплачиваемые, качественные рабочие места в Соединенных Штатах. Сталелитейная промышленность – это глобальная отрасль с оборотом $2,5 трлн, и многим мировым производителям придется совершить аналогичный скачок. Америка может им в этом помочь.

В-шестых, наши дипломаты бросят вызов практике стран, действия или бездействие которых отбрасывают нас назад. Когда страны продолжают полагаться на уголь в качестве значительного источника энергии или инвестируют в новые угольные предприятия, или допускают массовую вырубку лесов, они услышат от Соединенных Штатов и наших партнеров о том, насколько вредоносны эти действия.

И, наконец, мы будем использовать каждую возможность, чтобы поднимать эти вопросы в беседах с нашими союзниками и партнерами, а также в рамках многосторонних институтов. Например, в НАТО существует консенсус в отношении того, что мы должны адаптировать нашу боеготовность к неизбежности изменения климата и уменьшить зависимость сил союзников от ископаемого топлива, которое является одновременно уязвимостью и основным источником загрязнения. Я знаю, что Генеральный секретарь НАТО Столтенберг, который назвал климат “множителем угроз”, так же серьезно относится к решению проблемы изменения климата, как и мы.

В следующем месяце мы сделаем решительное заявление на встрече «Группы семи», члены которой производят четверть мировых выбросов. И я буду представлять Соединенные Штаты на заседании министров Арктического совета, где вновь буду подтверждать приверженность Америки достижению целей по климату и призывать другие арктические страны сделать то же самое.

Все эти усилия, как внутри страны, так и за рубежом, позволят нам руководить с позиции силы, когда мир соберется в ноябре на Конференцию Организации Объединенных Наций по климату в Глазго.

Я уделяю много времени угрозам безопасности и интересам Америки – агрессивным действиям России или Китая, распространению COVID-19, вызовам, с которыми сталкиваются демократии. Но не менее серьезную угрозу американскому народу – и экзистенциальную в долгосрочной перспективе – можно увидеть прямо здесь, в Чесапикском заливе, где уже проявляются последствия изменения климата.

Тем не менее, с этого же места мы также можем увидеть примеры американских инноваций и лидерства, которые – если их масштабировать, – могут предотвратить климатическую катастрофу и принести пользу американским работникам и общинам.

Руководство Мэриленда взяло на себя обязательство сократить выбросы внутри штата как минимум на 40 процентов к 2030 году и выйти на 100 процентов чистой энергии к 2040 году. Мэриленд также предлагает фермерам сильные стимулы для выращивания покровных культур, которые помогают улавливать углекислый газ. В настоящее время более 40 процентов фермеров штата используют эти культуры. И бесчисленное множество других вносят свой вклад в предотвращение изменения климата в заливе – и часто в этом процессе помогают создавать американские рабочие места.

Взгляните, например, на здание Merrill Center, в котором я выступаю. Когда оно открылось 20 лет назад, это было первое в мире здание с “Платиновым сертификатом LEED” – американским стандартом энергоэффективности, который с тех пор стал золотым стандартом во всем мире. Около трети энергии здания поступает от солнечной энергии. Оно использует на 80 процентов меньше воды, чем большинство зданий его размера. Почти половина здания состоит из строительных материалов, доставленных с расстояния максимум 300 миль. Его конструкция экономит $50 000 в год только на энергозатратах.

Более новый объект, построенный Фондом Чесапикского залива в 2014 году, еще более энергоэффективен, поскольку он отражает достижения американского дизайна и производства. Он производит больше энергии, чем потребляет, и вся используемая им вода – это захваченная дождевая вода. Его солнечные панели произведены в штате Орегон, а ветряные турбины – в штате Оклахома. Эти солнечные панели и ветряные турбины спроектированы американцами, принадлежат американцам, построены американцами. И люди со всего мира приезжают изучать эти здания.

Именно такие изменения помогут сохранить залив таким, каким мы его знаем, а также все общины и средства к существованию, которые он поддерживает.

Таков план американского лидерства в области климата. Объединение инноваций со стороны правительства и частного сектора, общин и организаций. Не только достижение целей по борьбе с изменением климата, но и достижение их открытым способом – это хорошая инвестиция, которая создает возможности для американских работников.

Климатический кризис, с которым мы сталкиваемся, серьезен. Последствия неспособности его преодолеть будут катастрофическими. Но если мы будем руководить силой нашего примера – если мы будем использовать нашу внешнюю политику не только для того, чтобы заставить другие страны принять необходимые изменения, но и для того, чтобы сделать Америку их партнером в реализации этих изменений, – мы сможем превратить величайший вызов поколений в величайшую возможность для будущих поколений.

Спасибо за внимание.


Для просмотра оригинала:  https://www.state.gov/secretary-antony-j-blinken-remarks-to-the-chesapeake-bay-foundation-tackling-the-crisis-and-seizing-the-opportunity-americas-global-climate-leadership/

Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.

U.S. Department of State

The Lessons of 1989: Freedom and Our Future