Белый дом
31 мая 2022 года

Комментарий в газете New York TimesПрезидент Байден: Что Америка будет, а чего не будет делать в Украине
[Джозеф Байден-младший, 31 мая 2022 года]

Вторжение, которое, по мнению Владимира Путина, должно было продлиться лишь несколько дней, продолжается уже четвертый месяц. Украинский народ удивил Россию и вдохновил мир своей самоотверженностью, стойкостью и успехами на поле боя. Свободный мир и многие другие страны во главе с Соединенными Штатами встали на сторону Украины, оказав ей беспрецедентную военную, гуманитарную и финансовую поддержку.

Поскольку война продолжается, я хочу четко обозначить задачи США в этих усилиях.

Цель Америки проста: мы хотим видеть демократическую, независимую, суверенную и процветающую Украину, обладающую средствами сдерживания и защиты от дальнейшей агрессии.

Как заявил Президент Украины Владимир Зеленский, в итоге эта война “окончательно завершится только дипломатическим путем”. Переговоры всегда отражают факты на местах. Мы оперативно поставили Украине значительное количество оружия и боеприпасов, с тем чтобы она могла сражаться на поле боя и обладать максимально сильной позицией за столом переговоров.

Именно поэтому я решил, что мы предоставим украинцам более совершенные ракетные системы и боеприпасы, которые позволят им более точно поражать ключевые цели на поле боя в Украине.

Мы будем продолжать сотрудничать с нашими союзниками и партнерами в отношении санкций против России, самых жестких из когда-либо введенных в отношении крупной экономики. Мы будем продолжать предоставлять Украине современное вооружение, в том числе противотанковые ракеты Javelin, зенитные ракеты Stinger, мощные артиллерийские орудия и высокоточные ракетные комплексы, радиолокаторы, беспилотные летательные аппараты, вертолеты Ми-17 и боеприпасы. Мы также направим Украине дополнительную финансовую помощь на сумму в миллиарды долларов, утвержденную Конгрессом США. Мы будем работать с нашими союзниками и партнерами над преодолением глобального продовольственного кризиса, усугубляемого российской агрессией. И мы будем помогать нашим европейским союзникам и другим странам снижать их зависимость от российского ископаемого топлива и ускорять наш переход к экологически чистому энергетическому будущему.

Мы также будем продолжать укреплять восточный фланг НАТО силами и средствами Соединенных Штатов и других союзников. И совсем недавно я приветствовал заявки Финляндии и Швеции на вступление в НАТО, шаг, который в целом укрепит американскую и трансатлантическую безопасность за счет присоединения двух демократических и высокобоеспособных военных партнеров.

Мы не стремимся к войне между НАТО и Россией. Хотя я кардинально расхожусь во мнениях с г-ном Путиным и нахожу его действия возмутительными, США не будут пытаться содействовать его свержению в Москве. Если Соединенные Штаты или наши союзники не подвергнутся нападению, мы не будем напрямую участвовать в этом конфликте, отправляя американские войска в Украину для участия в боевых действиях или нападая на российские войска. Мы не рекомендуем Украине наносить удары за ее пределами и не создаем для этого условия. Мы не стремимся затягивать войну только для того, чтобы причинять боль России.

На протяжении всего этого кризиса я придерживался принципа “ничего не обсуждать об Украине без участия Украины”. Я не буду оказывать нажим на украинское Правительство – ни в частном, ни в публичном порядке, – призывая его пойти на какие-либо территориальные уступки. Это было бы неправильно и противоречило бы устоявшимся принципам.

Переговоры Украины с Россией зашли в тупик не потому, что Украина отвернулась от дипломатии. Они зашли в тупик, потому что Россия продолжает вести войну в стремлении взять под контроль как можно большую часть территории Украины. Соединенные Штаты будут продолжать работать над укреплением Украины и поддерживать ее усилия по достижению прекращения конфликта путем переговоров.

Неспровоцированная агрессия, бомбардировки родильных домов и культурных центров, а также насильственное перемещение миллионов людей превращают войну в Украине в глубокую моральную проблему. Я встречался с украинскими беженцами в Польше – женщинами и детьми, которые не имели четкого представления о том, какой будет их дальнейшая жизнь, и будут ли живы и здоровы их близкие, которые остались в Украине. Ни один человек с совестью не может оставаться равнодушным к разрушительным последствиям этих ужасов.

Поддержка Украины в трудный час – это не просто правильный курс действий. В наших жизненно важных национальных интересах обеспечивать мир и стабильность в Европе и четко дать понять, что мы отвергаем принцип “кто силён, тот и прав”. Если Россия не заплатит высокую цену за свои действия, она направит сигнал другим потенциальным агрессорам о том, что они тоже могут захватить территорию и подчинить себе другие страны. Это поставит под угрозу выживание других мирных демократий. И это может означать конец основанного на правилах международного порядка и открыть дверь для агрессии в других странах с катастрофическими последствиями для всего мира.

Я знаю, что многие люди во всём мире обеспокоены возможностью применения ядерного оружия. В настоящее время мы не видим никаких признаков того, что Россия намерена применить ядерное оружие в Украине, хотя раздающаяся время от времени российская риторика, включающая бряцание ядерным оружием, сама по себе опасна и крайне безответственна. Позвольте мне четко заявить: любое применение ядерного оружия в этом конфликте в любом масштабе совершенно неприемлемо для нас, как и для остального мира, и повлечет за собой суровые последствия.

Американцы будут продолжать придерживаться выбранного курса в отношении украинского народа, потому что мы понимаем, что свобода не дается безвозмездно. Это то, что мы всегда делали, когда враги свободы пытались запугивать и угнетать невинных людей, и это то, что мы делаем сейчас. Владимир Путин не ожидал такой степени единства или силы нашего ответа. Он ошибся. Если он ожидает, что в ближайшие месяцы мы будем колебаться или испытывать разногласия, он также ошибается.


Для просмотра оригинала:  https://www.nytimes.com/2022/05/31/opinion/biden-ukraine-strategy.html

Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.

U.S. Department of State

The Lessons of 1989: Freedom and Our Future