Государственный департамент США
Энтони Блинкен, Государственный секретарь
25 марта 2021 года
Интервью

Штаб-квартира НАТО
Брюссель, Бельгия

ВОПРОС: Уважаемый Госсекретарь Блинкен, большое вам спасибо за то, что сегодня являетесь гостем нашей телепередачи “Глобальный разговор”. Добро пожаловать в Брюссель.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Спасибо.

ВОПРОС: Когда я наблюдала за вашими переговорами здесь, в штаб-квартире НАТО, и, конечно же, в Евроквартале ЕС в Брюсселе на этой неделе, это было немного похоже на медовый месяц. (Смех.) У вас есть ощущение, что вы как бы обновили свою клятву верности после пары лет напряженных отношений?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Мы хотели приехать сюда, находиться здесь, в стремлении выполнить одну очень важную задачу, которая заключалась в том, чтобы просто подтвердить нашу приверженность НАТО, нашим альянсам, нашим партнерствам, а также Европейскому союзу, нашим основным союзникам. Это был самый важный сигнал, который было необходимо направить. На самом деле это часть двухнедельного турне. Мы начали в Японии и Корее, а затем приехали сюда, опять же, с целью продемонстрировать, что Америка вернулась к приверженности своим альянсам, своим партнерствам, и нас очень, очень тепло приняли.

ВОПРОС: Америка вернулась. Конечно же, на этой неделе у нас тоже было такое чувство. Я предполагаю, что Китай был в центре внимания в ходе вашего визита в течение последних двух дней, поэтому вы, должно быть, были весьма удовлетворены, когда ваш самолет приземлился в Брюсселе, и вы узнали, как Китай отреагировал или, кто-то может сказать, слишком остро отреагировал на довольно мягкие санкции, введенные Европейским союзом, потому что это подталкивает Европу в направлении позиции Соединенных Штатов в отношении Китая, хотя, конечно, мы видели, что Президент Франции Эммануэль Макрон сказал, что это не очень хорошая идея для США и Европы объединять усилия в нападках на Китай.

Но может ли эта единая позиция стать новой отправной точкой для новых трансатлантических отношений?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Речь не идет об объединении усилий в нападках на Китай. Речь не идет о попытках подавлять Китай или сдерживать его. Речь идет о совместном отстаивании наших общих интересов и ценностей. И среди них – то, во что мы все так много лет инвестировали, – то, что мы называем основанным на правилах международным порядком. Мы пришли к выводу, что лучший способ обеспечить, чтобы страны могли работать вместе и продуктивно управлять своими отношениями, – это принять общий набор правил и обязательств. И наша задача – обеспечить соблюдение этого порядка. И поэтому, когда какая-либо страна, будь то Китай или кто-либо еще, предпринимает действия, которые подрывают его, когда они не следуют правилам, мы обязаны занять принципиальную позицию и заявить этой стране, что ей необходимо выполнять обязательства. И мы намного эффективнее делаем это, когда действуем вместе, проявляя солидарность друг с другом.

Например, если вы думаете о торгово-экономических вопросах, где некоторые из методов Китая являются проблематичными для всех нас, когда Соединенные Штаты в одиночку ведут диалог с Китаем по этим вопросам, возможно, мы окажем некоторое влияние, но на США приходится около 25 процентов мирового ВВП. Когда мы тесно сотрудничаем с нашими союзниками и партнерами, в том числе в Европе, в том числе в Азии, мы можем в общей сложности представлять 40, 50, 60 процентов мирового ВВП – что Пекину немного сложнее игнорировать. Но опять же, цель не в том, чтобы объединяться в нападках на кого-то. Цель – отстаивать интересы и ценности, которые нас объединяют.

ВОПРОС: Г-н Госсекретарь, в то время как вы на этой неделе находились здесь, в Брюсселе, и вели очень активные переговоры, Министр иностранных дел России Сергей Лавров совершал визит в Пекин, что немного походило на единую позицию против ЕС и против США. Насколько вас беспокоят российские войска на Востоке, в странах Балтии? Что вы делаете по этому поводу?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Это была большая тема разговора в НАТО на этой неделе. Я думаю, что некоторые из агрессивных действий России вызывают глубокую обеспокоенность у всех союзников. И, конечно же, в отношении США была совершена кибератака против компании SolarWinds, осуществлялось вмешательство в наши выборы, за убийство наших военных в Афганистане, возможно, было объявлено вознаграждение и, конечно же, мы видели отравление и попытку убийства Алексея Навального с применением химического оружия, не говоря уже о продолжающейся агрессии России на востоке Украины.

Всё это, а также новые системы вооружений, которые разрабатывают россияне, беспокоят не только нас, но и наших союзников и партнеров. И я думаю, что есть –

ВОПРОС: Так каков план действий?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: – общая оценка вызова, создаваемого Россией, а также общая приверженность совместным усилиям для его преодоления. Я думаю, что мы все очень реалистично оцениваем ситуацию, поэтому мы видим этот вызов. На мой взгляд, мы также осознаём, что могут быть области, в которых, исходя из взаимных интересов, мы всё ещё можем работать вместе. Например, Соединенные Штаты продлили с Россией срок действия договора СНВ-III на пять лет. В этом вопросе стратегической стабильности есть и другие области – включая контроль над вооружениями, – где мы можем найти пути для совместной работы, но это не помешает нам решительно выступить единым фронтом с нашими союзниками и партнерами, когда Россия совершает агрессивные действия.

ВОПРОС: Я уверена, что на этой неделе у вас состоялись и другие неприятные беседы со своими союзниками, например, с Турцией, которая, конечно, является очень важным членом НАТО, но покупает оборонительные вооружения у России. Ведь это явно дестабилизирует Альянс в какой-то степени, не так ли?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Ни для кого не секрет, что у нас есть реальные разногласия с Турцией по этому вопросу, о чем я прямо заявил своему турецкому коллеге, когда встречался с ним, и другие союзники сделали то же самое. Верно также и то, что Турция является давним и очень ценным союзником, который вместе с нами работает над очень важными задачами, включая борьбу с терроризмом, в том числе в Сирии и в других регионах. Поэтому я думаю, что мы заинтересованы в продолжении тесного сотрудничества с Турцией, в то же время не игнорируя наши разногласия. Поэтому мы ведем с ней диалог напрямую. У нас проходят очень откровенные, ясные и открытые разговоры, и я надеюсь, что Турция предпримет какие-то действия для решения тех проблем, которые, например, создают для Североатлантического союза комплексы С-400.

ВОПРОС: Вы полагаете, что турецкие власти прислушиваются к вам? Ведь есть еще проблема Восточного Средиземноморья, где существует нестабильность.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Да.

ВОПРОС: Я хочу сказать, что это огромная проблема. Не думаю, что вы действительно хотите разбираться в этом вопросе сами. Вы хотите, чтобы эту проблему решали европейцы. Но какой бы вы хотели направить сигнал?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Я считаю, мы наблюдаем некоторую деэскалацию в Восточном Средиземноморье. На мой взгляд, НАТО играет очень полезную роль в попытках деконфликтации и обеспечения того, чтобы в районах, где возникают споры, никто не предпринимал провокационных действий, начиная с Турции, не позволял своим кораблям заходить в воды или районы, на которые претендуют другие. И нам нужно просто увидеть мирное разрешение этих разногласий в соответствии с международным правом.

И, кстати, споры, связанные с ресурсами, с природными ресурсами, действительно должны быть способом сближения стран. Совместное использование этих ресурсов, совместные инвестиции, их эксплуатация – вот что действительно может сплотить страны. Мы надеемся, что именно это и произойдет.

ВОПРОС: И, г-н Госсекретарь, я должна спросить вас о ситуации с “Северным потоком-2”, потому что, очевидно, вы взъерошили много перьев в Германии своими комментариями о том, что этот проект подорвет Украину, и вы хотите, чтобы европейцы остановили его. Но газопровод практически готов, он построен на 95 процентов. Готовы ли вы пойти на компромисс? Что вы думаете об этом?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: В первую очередь, важно то, что Германия является одним из наших ближайших союзников и партнеров из всех стран мира, и мы работаем вместе каждый день над множеством вопросом, оказывающих глубокое влияние на жизнь наших граждан, и работаем как самые близкие партнеры. И тот факт, что у нас есть разногласия по поводу “Северного потока-2” – а они реальны, – не влияет и не повлияет на наше партнерство и связи в целом.

Но мы очень четко заявили, и Президент Байден очень ясно дал понять, что он считает “Северный поток-2” плохой идеей и невыгодной сделкой для Европы, для нас, для Альянса. Этот проект подрывает основные принципы ЕС в отношении энергетической безопасности и энергетической независимости. Я считаю, что он бросает вызов Украине, Польше, другим странам, которые нам небезразличны. Поэтому я подумал, что для меня очень важно сказать это прямо и ясно моему другу Хайко Маасу, чтобы не было никакой двусмысленности. И дело в том, что у нас в Соединенных Штатах есть законы, требующие, чтобы мы налагали санкции на компании, которые материально помогают строить трубопровод, поэтому я просто хотел убедиться в том, что наши партнеры понимают нашу позицию по этому вопросу и то, что нам нужно делать в будущем, и именно это мы и сделали.

ВОПРОС: Да, вам пришлось вести неудобные беседы как раз в тот момент, когда отношения между союзниками вступают в следующую главу. И, говоря об этом, лидеры ЕС встречались на этой неделе в Брюсселе, и они пригласили специального гостя, Президента Джо Байдена, присоединиться к ним по видеосвязи.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Верно. Верно.

ВОПРОС: Сейчас Европа находится в состоянии серьезного кризиса. Она имеет дело с нехваткой вакцин, она имеет дело с почти годовым режимом изоляции, который значительно ослабил экономику –

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Да.

ВОПРОС: – во всех 27 государствах-членах ЕС. Предложит ли Джо Байден в ходе этой видеоконференции какую-либо надежду на то, что он сможет изменить, возможно, некоторые из протекционистских мер, которые были введены предыдущей Администрацией Трампа?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Очевидно, что это был огромный исторический вызов для всех нас. В Соединенных Штатах в результате этой пандемии мы потеряли более 500 000 человек. Я знаю, какие лишения и трудности она принесла в Европу, и какое огромное влияние она оказывает на жизнь людей. Мы стремимся быть очень сильным международным партнером и международным лидером в решении этой проблемы.

Как известно, мы немедленно возобновили сотрудничество со Всемирной организацией здравоохранения. Мы внесли значительный вклад в инициативу COVAX в размере $2 млрд, и еще $2 млрд будут направлены на расширение доступа к вакцинам в течение следующих двух лет. Всего около 10 дней назад в партнерстве с так называемыми странами “четверки” – с Австралией, Японией и Индией, – мы выдвинули инициативу, которая со временем значительно расширит доступ к вакцинам. Мы сделали некоторые вакцины доступными для наших ближайших соседей – Мексики и Канады. И я ожидаю, что в ближайшие недели вы увидите дополнительные меры в этой области.

ВОПРОС: Ясно. И, надеюсь, что мы также будем чаще вас видеть. Вы будете возвращаться в Брюссель, чтобы навещать нас –

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Совершенно верно.

ВОПРОС: – много раз, и мы с нетерпением ждем возможности снова поговорить с вами здесь, на телеканале Euronews. Но пока большое вам спасибо, и всего доброго.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Спасибо. Приятно было беседовать с вами. Благодарю вас.


Для просмотра оригинала:  https://www.state.gov/secretary-antony-j-blinken-with-meabh-mcmahon-of-euronews/

Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.

U.S. Department of State

The Lessons of 1989: Freedom and Our Future