ШТАБ-КВАРТИРА НАТО
БРЮССЕЛЬ (БЕЛЬГИЯ)
29 НОЯБРЯ 2023 ГОДА

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Всем добрый день!

В марте 2021 года я впервые приехал сюда, в НАТО, чтобы подтвердить приверженность президента Байдена восстановлению, активизации, приданию новой энергии нашим основным альянсам и партнерским отношениям. Они действительно являются нашим самым важным стратегическим активом, единственной в своем роде сетью альянсов и партнерств.

И я сделал это здесь, в НАТО, потому что тогда некоторые ставили под сомнение актуальность, потенциал, единство этого альянса.

Сегодня, когда мы встречаемся здесь, в Брюсселе, мы можем сказать, что те, кто сделал ставку против НАТО, явно оказались неправы.

Сегодня НАТО больше, сильнее, оно является более сплоченным и способным, чем когда-либо.

В Вильнюсе лидеры НАТО согласовали самые амбициозные со времен окончания холодной войны планы адаптации и укрепления нашего Альянса. И сейчас мы реализуем эти планы.

Девятнадцать стран НАТО либо выполнили Уэльское обязательство, либо у них есть заслуживающие доверия планы сделать это к 2024 году – иными словами, они выделяют 2 процента своих бюджетов на оборону. Это две трети нашего альянса.

Союзники увеличивают свой вклад, наращивая свои силы и другие возможности.

Общими усилиями мы стараемся повысить наш общий оборонно-промышленный потенциал. Мы приняли в наши ряды 31-го союзника, Финляндию, и вскоре к нам присоединится 32-й союзник, Швеция.

НАТО продолжит адаптировать свою деятельность к вызовам и угрозам 21 века – будь то российская агрессия, давление со стороны Китая, угрозы в киберпространстве, терроризм – весь спектр проблем, о которых мы как альянс должны беспокоиться.

И на самом деле, именно благодаря этой способности развиваться и совершенствоваться НАТО остается незаменимым альянсом в мире уже на протяжении 75 лет, и действия, которые мы предприняли в Вильнюсе и которые мы предпринимаем здесь в течение последних двух дней, позволят НАТО оставаться таким же незаменимым альянсом на протяжении следующих 75 лет.

Состоявшиеся на этой неделе совещания были посвящены обсуждению важнейших шагов, которые мы можем предпринять для дальнейшей активизации НАТО ко времени исторического саммита в Вашингтоне, 75-го юбилейного саммита, который состоится в следующем году.

Во-первых, в центре нашего внимания остается непоколебимая приверженность НАТО оказанию поддержки Украине. И я должен сказать вам, что каждый из наших коллег за этим столом заявил о мощной, устойчивой поддержке Украины.

Некоторые задаются вопросом, должны ли Соединенные Штаты и другие союзники по НАТО продолжать поддерживать Украину, когда развязанная Путиным жестокая война продолжается уже почти два года. Но здесь, сегодня, в НАТО, мы даем четкий и решительный ответ на тот вопрос: мы должны и будем продолжать поддерживать Украину.

Приложить все усилия к тому, чтобы агрессивная война России осталась для нее стратегическим провалом, – сегодня это так же жизненно важно, как и тогда, когда Кремль начал эту войну почти два года назад.

Сейчас наши противники не остаются в стороне. Большинство беспилотников, которые, как мы видели, были задействованы в ходе крупнейшей в истории атаки беспилотников на Киев в прошлые выходные, были произведены и поставлены Ираном. Северная Корея поставляет России крупные партии оружия. Всем нам очевидно, что на карту поставлено многое. И это я тоже слышал от всех, кто присутствует здесь. И мы должны однозначно дать понять всем: ни одной стране не будет позволено перекраивать границы силой. В этом заинтересованы все союзники за этим столом; в этом заинтересованы многие страны за пределами этого Альянса, с которыми мы взаимодействуем с февраля 2022 года.

И именно поэтому мы активизируем наши усилия, чтобы дать Украине возможность твердо стоять на ногах – в военном, экономическом отношении и в плане укрепления демократии.

Даже сегодня, когда мы поддерживаем борьбу Украины, мы помогаем ей создавать вооруженные силы, способные сдерживать агрессию и защищаться от нее в будущем, в долгосрочной перспективе. Запрос президента о выделении дополнительных бюджетных ассигнований является демонстрацией того, что мы сами привержены этой цели, и надеемся, что Конгресс утвердит этот запрос в ближайшие недели.

Еще один важный момент, который действительно стоит подчеркнуть, и об этом свидетельствует все, что я наблюдаю здесь за последние два дня: когда дело касается Украины, Соединенные Штаты не остаются в одиночестве. Мы предоставили Украине помощь на сумму около 77 миллиардов долларов; наши европейские союзники за этот же период времени предоставили более 110 миллиардов долларов. Поэтому мы часто говорим о распределении бремени и о необходимости его распределения. В том, что касается Украины, очевидно, что это продолжается и будет продолжаться.

Украина знает, что ее будущее как свободной, динамично развивающейся демократии и ее путь в НАТО и Европейский союз зависят от ее продолжающихся усилий по реформированию, и Киев обязался довести эти реформы до конца. Мы также услышали это сегодня от министра иностранных дел страны.

Итак, это были некоторые из вопросов, которые Североатлантический союз обсуждал с министром иностранных дел Кулебой, и это была первая встреча министров иностранных дел в рамках вновь созданного Совета Украина-НАТО, на которой Украина заняла свое место за нашим столом.

Мы также обсудили текущую роль НАТО в содействии укреплению мира и безопасности на Западных Балканах.

Когда 30 лет назад я начал заниматься этим направлением работы, ситуация в этом регионе, на Балканах, была в центре нашего внимания и внимания всех стран мира и, конечно же, в центре внимания стран Альянса по обеим сторонам Атлантики: сначала Босния, затем Косово. Говоря о конфликте на Балканах, единственное, чего нам следует избегать в будущем, — это возврат к прошлому.

НАТО играет важнейшую роль в планировании помощи государствам региона в достижении прогресса на их пути к членству в ЕС и к европейской стабильности в более широком контексте. НАТО издавна обеспечивает основу безопасности на Западных Балканах и намерено делать это и впредь.

Североатлантический союз решительно отреагировал на действия тех, кто стремится дестабилизировать ситуацию на севере Косово, как видно на примере событий в этом году, когда мы направили дополнительные силы в помощь СДК. Мы также углубляем наше сотрудничество с контингентом, действующим под руководством ЕС, в Боснии и Герцеговине. И это была еще одна важная тема нашего разговора за последние два дня.

Сегодня вечером я отправляюсь в Скопье на заседание Совета министров ОБСЕ. Несмотря на вопиющие нарушения Россией всех основных принципов Хельсинкского заключительного акта и неустанные усилия, которые она прилагает, стараясь помешать работе ОБСЕ, 50 других государств-участников продемонстрировали решимость приложить усилия к тому, чтобы организация продолжала выполнять свое предназначение – укреплять безопасность в Европе. И это то, что мы продолжим делать в Скопье.

Из Скопье мы отправляемся в Израиль, на Западный берег, а затем в ОАЭ, где, помимо участия в КС, у меня будет возможность встретиться с арабскими партнерами для обсуждения конфликта в Газе.

Мы возвращаемся в этот регион, поскольку гуманитарная пауза, о которой мы помогли договориться вместе с Катаром и Египтом, позволила освободить десятки заложников, которые воссоединились со своими семьями. Мы активизируем усилия по доставке гуманитарной помощи в Газу, чтобы обеспечить ее жителей всем необходимым.

Что касается ближайших нескольких дней, то мы будем стараться сделать все возможное для продления этой паузы, чтобы мы могли продолжать прилагать усилия к освобождению заложников и доставлять больше гуманитарной помощи.

Мы обсудим с Израилем, как он может достичь своей цели – обеспечить, чтобы террористические атаки 7 октября никогда больше не повторились, одновременно продолжая оказывать гуманитарную помощь и увеличивать ее объем, чтобы свести к минимуму жертвы среди палестинского гражданского населения и облегчить страдания людей. Мы продолжим наши усилия по предотвращению распространения конфликта. И, конечно, мы по-прежнему будем стараться обеспечить безопасный выезд американских граждан и других иностранных подданных из Газы.

Наконец, мы будем стараться основывать нашу работу на принципах, которые я изложил несколько недель назад в Токио, говоря о будущем Газы, и определим шаги, которые мы и наши партнеры в регионе можем предпринять уже сейчас, чтобы заложить основу для справедливого и прочного мира.

А теперь я готов ответить на несколько вопросов.

Г-н МИЛЛЕР: Первый вопрос — Трейси Уилкинсон из “Лос-Анджелес Таймс”.

ВОПРОС: Здравствуйте. Спасибо, господин госсекретарь.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Спасибо.

ВОПРОС: Вы говорили о силе и единстве НАТО, и вы также сказали, что есть те, кто сомневается в том, что НАТО и Соединенные Штаты должны продолжать поддерживать Украину в таком же объеме. Не могли бы вы подробнее остановиться на этом? Насколько высока обеспокоенность среди некоторых ваших союзников по поводу приверженности США этим целям, учитывая голоса, которые мы слышим в некоторых частях Соединенных Штатов, которые говорят о том, что следует отказаться от дальнейшей поддержки Украины, особенно с учетом изменений – политических изменений, которые могут произойти в следующем году?

И, во-вторых, позвольте спросить Вас о войне между Израилем и Газой. Насколько эта ситуация омрачила, или повлияла на переговоры здесь, или сыграла какую-то роль в этих переговорах?

Спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Спасибо, Трейси. Начну со второй части вопроса. Да, мы, конечно, обсуждали ситуацию в Газе, но это никоим образом не отвлекло наше пристальное внимание, которое мы последние пару дней уделяем Украине, а также Западным Балканам и подготовке к саммиту НАТО в Вашингтоне следующей весной.

Что касается Украины, то позвольте мне сказать это еще раз, потому что это стало совершенно очевидным, когда я слушал всех наших коллег за этим столом. От представителей практически всех стран мы слышали – я слышал – о твердой, непоколебимой решимости членов Альянса оказывать помощь Украине, чтобы у нее было все необходимое для того, чтобы защитить себя, вернуть захваченные Россией территории, а также для того, чтобы стать сильнее, чтобы твердо стоять на ногах в военном, экономическом отношении и в плане укрепления демократии. Я не вижу никакого чувства усталости, никакого ослабления этой решимости – напротив, я вижу решимость продолжать двигаться вперед.

И причины понятны. Я думаю, каждый союзник понимает, что дело здесь не только в том, чтобы поступить правильно – это в их же интересах, в том числе в интересах Соединенных Штатов. Союзники явно заинтересованы в том, чтобы отстаивать основные принципы, лежащие в основе Устава ООН, которые вопиюще нарушаются Россией, потому что эти принципы важны для всего мира, для нашей собственной безопасности. Как мы уже неоднократно заявляли, если мы позволим такой стране, как Россия, действовать безнаказанно, перекраивать границы другой страны силой, пытаться определять и диктовать будущее другой страны, если это происходит безнаказанно, то многие посчитают, что всем все дозволено, и любой потенциальный агрессор где бы то ни было, скорее всего, сделает для себя определенные выводы. Вот почему для нас, а также для каждой из стран за этим столом так важно решительно поддерживать Украину. И я не слышал ничего, что говорило бы об обратном.

Что же касается Соединенных Штатов, то, что я продолжаю видеть, что я продолжаю слышать, — это мощная двухпартийная поддержка Украины в обеих палатах Конгресса, и я думаю, вы слышали выступление спикера Джонсона по этому поводу буквально на днях, что очень обнадеживает. Итак, нам предстоит приложить усилия к тому, чтобы добиться выделения дополнительных средств в бюджете, которые запросил президент. Мы полны решимости сделать это. Я повторяю: мы полны решимости сделать это, потому что очевидно, что это в наших интересах. И Конгресс снова и снова, когда мы обращались к нему, делал все, что нужно, и мы надеемся, что так будет и впредь – опять же, не потому, что это… не только потому, что это правильно, а потому что это необходимо для продвижения интересов Соединенных Штатов.

Г-н МИЛЛЕР: Джо Барнс, The Telegraph.

ВОПРОС:  Спасибо. Да, Джо Барнс из Daily Telegraph. Усиливается мнение, что западные союзники Украины откажутся от оказания ей помощи в проведении очередного крупного контрнаступления, тем самым резко пересмотрев стратегию, которая, по сути, помогает Украине удерживать свои позиции. Каким образом вы можете гарантировать, что следующая стратегия, которую возьмут на вооружение западные союзники, не подтолкнет президента Зеленского и Украину к тому, чтобы преждевременно согласиться на мирные переговоры?

И во-вторых, если позволите, не могли бы вы поделиться соображениями о плане бывшего генерального секретаря Расмуссена, согласно которому Украине будет позволено вступить в НАТО, но при этом оккупированные Россией территории не должны подпадать под действие статьи 5?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Хорошо.  Спасибо. То, что вы описываете, совсем не соответствует тому, что я слышу и вижу, и не отражает наших действий. Страны НАТО по отдельности – а это на данный момент более 50 стран, многие из которых, конечно, являются членами НАТО, другие – нет, и которые почти с самого первого дня полноценно участвовали в усилиях по обеспечению того, чтобы Украина имела то, что ей необходимо не только в целях защиты от продолжающейся российской агрессии, но и для того, чтобы помочь ей вернуть свою территорию, захваченную Россией. И это обязательство сохраняется, и от него нельзя отказываться. Мы полны решимости сделать все для того, чтобы у Украины было все, что ей нужно, в том числе, чтобы вернуть территории, которые у нее отняла Россия.

В то же время также существует,– и на мой взгляд, это критически важно, – обязательство со стороны многих стран помочь Украине создать силы, которые в будущем смогут обеспечить сдерживание и защиту от агрессии. И это чрезвычайно важно в сочетании с усилиями, которые мы предпринимаем в других областях – например, по привлечению инвестиций частного сектора в Украину, чтобы ее экономика продолжала развиваться, укрепляться и чтобы у нее были собственные ресурсы; а также способствуя укреплению уверенности в том, что она продвигается по пути реформ для укрепления своей демократии, чему будет в огромной степени способствовать тот факт, что Европейский Союз вовлекает Украину в процесс вступления, и, конечно, для этого необходимы реформы.

Все это преследует две цели. Во-первых, это гарантия того, чтобы на данный момент у Украины было все необходимое, чтобы продолжать противостоять российской агрессии, продолжать возвращать захваченные территории, но это также вселяет в Украину уверенность в будущем, в том, что она сможет твердо стоять на ногах. Опять же, не только в военном, но и в экономическом и демократическом плане. Это лучшее, что мы можем сделать.

И это имеет еще один эффект. Главное препятствие, мешающее положить конец этой агрессии, положить конец этому конфликту — а никто не жаждет этого больше, чем украинский народ, — главное, фактически единственное препятствие — это Владимир Путин и его уверенность в том, что он сможет каким-то образом продержаться дольше Украины, продержаться дольше ее народа, ее сторонников, и это, возможно, подпитывает отказ России каким-либо значимым образом участвовать в дипломатии или переговорах.

Так что усилия, прилагаемые альянсом, каждой из входящих в него стран, а также многих других стран мира, поддерживающих Украину, помогающих ей защититься и подготовиться к будущему, – это единственный и наиболее эффективный способ разубедить Путина в этом весьма ошибочном представлении.

Г-н МИЛЛЕР: Майкл Кроули.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Да, и еще…

Г-н МИЛЛЕР: О, простите.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН:  Простите, что касается Расмуссена, я не ответил. Я думаю, что в Вильнюсе альянс предельно ясно дал понять, что Украина станет членом НАТО тогда, когда все союзники выразят согласие и когда будут выполнены условия. Таковы правила. Это было четко заявлено в Вильнюсе и четко подтверждено сегодня.

Г-н МИЛЛЕР: Майкл Кроули из The New York Times.

ВОПРОС: Спасибо, господин госсекретарь. Два вопроса по Газе. Во-первых, учитывая большое число заложников, которые по-прежнему испытывают огромную гуманитарную нужду в секторе Газа, считаете ли вы, что нынешнюю паузу в боевых действиях следует существенно продлить, несмотря на опасения Израиля, что она может позволить ХАМАС перегруппироваться? И возможно ли, что наступление Израиля вообще не возобновится?

А во-вторых, вы подчеркнули важность поиска решения по созданию двух государств во имя долгосрочного мира.  Многие сомневаются, что премьер-министр Нетаньяху разделяет это видение. Каково ваше мнение и каковы будут последствия, если он с этим не согласится?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Спасибо, Майкл. Относительно паузы, послушайте, мы бы хотели, чтобы пауза продлилась, поскольку, в первую очередь она позволила освободить заложников, вернуть их домой, и они смогли воссоединиться со своими семьями. Это также позволило нам направить гуманитарную помощь населению Газы, которое так отчаянно в ней нуждается. Таким образом, ее продление, по определению, означает, что больше заложников вернется домой, будет доставлено больше помощи.

Абсолютно очевидно, что мы этого хотим, и я верю, что этого же хочет и Израиль. Они также усиленно пытаются вернуть своих людей домой. Поэтому мы работаем над этим. Как вы знаете, мы работаем над этим каждый божий день, и я планирую заняться этим завтра, когда буду в Израиле на встрече с правительством. И опять же, у нас есть коллеги в правительстве, которые интенсивно над этим работают.

Что касается двух государств, послушайте, я думаю, что было очевидно еще задолго до 7 октября – фактически, с первого дня работы этой администрации, – что мы считаем, что это единственный способ обеспечить прочный мир; раз и навсегда обеспечить безопасность; сохранить Израиль как сильное, безопасное, демократическое еврейское государство; и дать палестинцам возможность реализовать свое законное стремление к созданию своего государства и самоопределению. И я считаю, что события 7 октября лишь еще раз подтверждают эту приверженность.

Однако все это процесс, на котором каждый должен будет сосредоточиться.  Сейчас все внимательно следят за тем, что происходит в секторе Газа. Но в то же время нам также необходимо сосредоточиться – и мы ведем переговоры со многими другими странами – на том, о чем я говорил, что будет на следующий день, что будет потом. Под следующим днем ​​я имею в виду то, что произойдет в секторе Газа после завершения кампании. Остаются важные вопросы об управлении им, о его безопасности, его восстановлении. Пару недель назад в Токио я изложил некоторые основные принципы, которых, на наш взгляд, необходимо придерживаться. Но и мы после того, что произойдет на «следующий день», должны твердо встать на путь удовлетворения законных политических чаяний палестинского народа, что, по нашему мнению, действительно является единственным путем к прочному миру, надежной безопасности для всех, начиная с Израиля и израильтян.

Однако этот разговор будет продолжен в предстоящие дни, в предстоящие недели и месяцы. И все это долгая история. Но я думаю, что мы – то, что произошло 7 октября, среди прочего, я думаю, привело к тому, что мы переориентировали многие страны в регионе и далеко за его пределами на то, как мы можем помочь Израилю гарантировать, что это никогда не повторится. И мы считаем, что одним из компонентов этого является создание условий для подлинно долговечного, прочного мира и стабильности. И наилучший для нас путь к этому миру — создание двух государств.

Г-н МИЛЛЕР:  И последний вопрос задаст Александр Бейкер из De Telegraaf.

ВОПРОС: Спасибо, господин госсекретарь. Как США относятся к амбициям премьер-министра Нидерландов Марка Рютте стать новым генеральным секретарем НАТО? И являются ли результаты выборов в Нидерландах препятствием этому?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН:  Ну, во-первых, у нас уже есть генсекретарь, причем выдающийся, в лице генерального секретаря Столтенберга. Я сказал это вчера и повторил это на совете: Его руководство за последние несколько лет, в один из самых сложных периодов в истории нашего альянса, было ничем иным, как исключительным. И, опять же, коллеги за столом сказали то же самое. Но ему предстоит еще выполнить большой объем работы, пока мы готовимся к Вашингтонскому саммиту, до которого осталось еще много месяцев. Мы сосредоточены на этой работе и на работе с генеральным секретарем, чтобы организовать успешный саммит и чтобы Североатлантический союз продолжил выполнять обязательства, взятые его лидерами, особенно на Вильнюсском саммите.

Что касается будущего и следующего генерального секретаря, я не собираюсь комментировать то, что обсуждается внутри альянса.  Мы разберемся с этим; мы будем работать над этим вместе. И я ожидаю, что к Вашингтонскому саммиту мы сможем говорить об этом более конкретно и прямо. Спасибо.

Г-н МИЛЛЕР: Всем спасибо.


Для просмотра оригинала:  https://www.state.gov/secretary-antony-j-blinken-at-a-press-availability-42/

Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.

U.S. Department of State

The Lessons of 1989: Freedom and Our Future