Государственный департамент США
Офис пресс-секретаря
20 января 2022 года
Государственный секретарь США Энтони Блинкен
Выступление
Берлинско-Бранденбургская академия наук
Берлин (Германия)

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Добрый день. Во-первых, позвольте мне сказать, что для меня большая честь, что здесь, в Германии, присутствует так много друзей, коллег, лидеров различных сообществ, а также лидеров партнерств, которые связывают наши две страны. Я благодарен всем вам за то, что вы пришли, благодарен за возможность посетить эту академию точных и гуманитарных наук. Я немного услышал от Зигмара о ее истории, немного прогулялся по ее коридорам и очень ценю это гостеприимство.

Это учреждение известно своей выдающейся трехсотлетней традицией научных исследований и своими открытиями. Я понимаю, что одним из светил Академии был сам Альберт Эйнштейн, поэтому я, вероятно, должен сообщить, что мои сегодняшние замечания будут очень мало касаться астрофизики и что это принесет пользу всем нам.

Я хочу поблагодарить все учреждения, которые принимают нас, в том числе Atlantik-Brücke. Между прочим, мое знакомство с Brücke, “мостом”, насчитывает более 20 лет. Я очень хорошо помню, как встречался с коллегами из Германии во времена администрации Клинтона. Мне приятно быть с вами, Немецким фондом Маршалла, Институтом Аспена, Американским советом по Германии. И я не могу не сказать также о Дэне Бенджамине, моем большом друге, коллеге еще с университетских времен, со времен администрации Клинтона и администрации Обамы. Я рад тебя видеть.

На протяжении многих лет эти организации помогали создавать, укреплять и углублять связи между нашими странами. Одной из характеристик сильной демократии является сильное независимое гражданское общество, и я благодарен всем представителям принимающей стороны за вклад в развитие демократии по обе стороны Атлантики и, опять же, за то, что они собрали нас сегодня вместе.

Как сказал Зигмар, и как все вы знаете, я прибыл в Берлин в очень сложное время для Европы, Соединенных Штатов и, я бы сказал, для всего мира. Россия продолжает нагнетание угроз в адрес Украины. Мы вновь убедились в этом буквально за несколько последних дней, включая все более воинственную риторику, наращивание сил на границах Украины, в том числе в настоящее время, в Беларуси.

Россия неоднократно выходила из соглашений, обеспечивающих мир на континенте в течение десятилетий. И она продолжает нацеливаться на НАТО, оборонительный добровольный Альянс, который защищает почти миллиард человек в Европе и Северной Америке, и на руководящие принципы международного мира и безопасности, которые мы призваны отстаивать.

Эти принципы, установленные после двух мировых войн и холодной войны, не дают права одной стране силой изменять границы другой; диктовать другой стране, какую политику проводить, или диктовать, какой сделать выбор, в том числе, с кем вступать в союзы; создавать сферы влияния, подчиняя своей воле суверенных соседей.

Позволить России безнаказанно нарушать эти принципы означало бы вернуть всех нас в гораздо более опасные и нестабильные времена, когда и этот континент, и этот город были разделены на две части, разделены нейтральной полосой, патрулируемой солдатами, и когда над головами всех людей нависала зловещая угроза. Это также будет сигналом другим во всем мире, сигналом о том, что эти принципы себя исчерпали, и это повлечет катастрофические результаты.

Именно поэтому Соединенные Штаты и наши партнеры в Европе уделяют такое внимание происходящему в Украине. Это больше, чем конфликт между двумя странами. Это больше, чем [конфликт] между Россией и НАТО. Это кризис с глобальными последствиями. И он требует глобального внимания и реагирования.

Сегодня здесь, в условиях быстро меняющейся ситуации, я хотел бы коснуться самых существенных фактов.

Во-первых, Россия утверждает, что этот кризис касается ее национальной обороны, военных учений, систем вооружений и соглашений о безопасности. Сейчас, если это так, мы можем разрешить все мирно и дипломатическим путем. Существуют шаги, которые мы можем предпринять – США, Россия, страны Европы – для повышения прозрачности, снижения рисков, улучшения контроля над вооружениями, укрепления доверия. Мы успешно делали это в прошлом и можем сделать это снова.

В действительности, это то, что мы намеревались сделать на прошлой неделе в ходе дискуссий, провести которые мы предложили во время Диалога по стратегической стабильности между Соединенными Штатами и Россией, в Совете Россия–НАТО и в ОБСЕ. На этих и многих других встречах Соединенные Штаты и наши европейские союзники и партнеры неоднократно обращались к России с предложениями дипломатии в духе взаимности.

Пока что наша готовность к проявлению доброй воли не находит понимания, потому что, по правде сказать, этот кризис не связан в первую очередь с вооружениями или военными базами. Речь идет о суверенитете и самоопределении Украины и других государств. По сути, речь идет о том, что Россия отвергает целостную, мирную и свободную Европу, которой она стала после окончания холодной войны.

Несмотря на всю нашу глубокую озабоченность российской агрессией, провокациями, политическим вмешательством, в том числе направленным против Соединенных Штатов, администрация Байдена дала ясно понять, что мы стремимся к более стабильным и предсказуемым отношениям; к ведению переговоров по соглашениям о контроле над вооружениями, таким как продление СНВ-3, и к началу нашего диалога о стратегической стабильности; к продолжению совместных действий по преодолению климатического кризиса и сотрудничеству с целью возрождения ядерной сделки с Ираном. И мы ценим то, что Россия разделяет с нами эти усилия.

И несмотря на безосновательные угрозы Москвы в адрес Украины и опасную военную мобилизацию – несмотря на непрозрачность действий и дезинформацию – Соединенные Штаты вместе с нашими союзниками и партнерами предложили дипломатический выход из этого надуманного кризиса. Вот почему я вернулся в Европу: вчера – Украина, сегодня – Германия, завтра – Швейцария, где я встречусь с министром иностранных дел России Лавровым и снова буду искать дипломатические решения.

Соединенные Штаты в большей степени предпочли бы такой вариант, и, безусловно, предпочли бы дипломатию любым другим альтернативам. Мы знаем, что так же думают и наши партнеры в Европе. Так же думают люди и их семьи по всему континенту, потому что они знают: на них ляжет тяжелейшее бремя, если Россия откажется от дипломатии. И мы обращаемся к странам за пределами Европы, к международному сообществу в целом, чтобы сделать ясной ту цену, которую заплатит Россия, если будет стремиться к конфликту и выступать против всех тех принципов, которые всех нас защищают.

Итак, посмотрим прямо, что сейчас поставлено на карту, кто на самом деле пострадает и кто несет за это ответственность. В 1991 году миллионы украинцев пришли на избирательные участки, чтобы заявить, что в Украине больше не будут править автократы и что Украина будет управлять собой сама. В 2014 году украинский народ встал на защиту своего выбора – демократического европейского будущего. С тех пор его жизнь омрачена российской оккупацией Крыма и агрессией на Донбассе.

Война на востоке Украины, развязанная Россией с помощью прокси-сил, которыми она командует, которых обучает, снабжает и финансирует, унесла жизни более 14 тысяч украинцев. Тысячи ранены. Разрушены целые города. Почти полтора миллиона украинцев, спасаясь от насилия, покинули свои дома. Жестоким репрессиям подвергаются украинцы в Крыму и на Донбассе. Россия блокирует пересечение украинцами линии соприкосновения, отрезая их от остальной части страны. Сотни украинцев удерживаются Россией и ее марионетками в качестве политических заключенных. Сотни семей не знают, живы ли их близкие или их нет в живых.

Возрастает необходимость в гуманитарной помощи. Почти 3 миллиона украинцев, в том числе один миллион пожилых людей и полмиллиона детей, остро нуждаются в продуктах питания, жилье и другой жизненно важной помощи. Конечно, от этого страдают и украинцы, живущие вдалеке от боевых действий. Это их страна, это их соотечественники. В Украине нет людей, которых не коснулась бы враждебная деятельность России. Москва стремилась подорвать демократические институты Украины, вмешивалась в украинскую политику и выборы, блокировала энергетику и торговлю, чтобы запугать украинских лидеров и оказать давление на ее граждан, использовала пропаганду и дезинформацию, чтобы посеять недоверие, предприняла кибератаки на критически важную инфраструктуру страны. Кампания по дестабилизации Украины не ослабевает.

И теперь Россия готова пойти еще дальше. Человеческие потери от возобновления агрессии со стороны России будут во много раз выше, чем мы видели до сегодняшнего дня. Россия оправдывает свои действия тем, что Украина якобы представляет угрозу ее безопасности. Это переворачивает реальность с ног на голову. Чьи войска кого окружают? Какая страна силой завладела чужой территорией? Какая армия во много раз превосходит другую? У какой страны есть ядерное оружие? В этой ситуации агрессором является не Украина; Украина делает все от нее зависящее, чтобы просто выжить. Никто не должен удивляться, если Россия спровоцирует провокацию или инцидент, а затем попытается использовать это для оправдания военного вмешательства, надеясь, что к тому времени, когда мир поймет эту уловку, будет слишком поздно.

Об истинных намерениях президента Путина было много предположений, но на самом деле нам нет необходимости гадать, в чем они заключаются. Он неоднократно говорил нам. Он закладывает основу для вторжения, потому что не верит, что Украина является суверенным государством. Он прямо сказал это президенту Бушу в 2008 году, и я цитирую: “Украина не [настоящая] страна”.* В 2020 году он сказал – цитирую – “украинцы и русские — один [и тот же] народ”.* Всего несколько дней назад Министерство иностранных дел РФ опубликовало твит по случаю празднования годовщины объединения Украины и России в 1654 году. Это довольно недвусмысленный сигнал с учетом того, что он был дан именно на этой неделе.

Таким образом, ставки для Украины становятся более очевидны. Речь идет не только о возможном вторжении и войне. Речь идет о том, имеет ли Украина право на существование как суверенное государство. Речь идет о том, имеет ли Украина право быть демократией.

Дело касается не только Украины. Все бывшие советские социалистические республики стали суверенными государствами в 1990-1991 годах. Одной из них является Грузия. Россия вторглась туда в 2008 году. Тринадцать лет спустя почти 300 тысяч грузин все еще не могут вернуться в свои дома.  Еще один пример – Молдова. Россия развернула там свои войска и вооружения против воли граждан страны.

Чего ожидать, если Россия вторгнется и оккупирует Украину? Безусловно, усилия России по превращению своих соседей в марионеточные государства, по контролю за их деятельностью и подавлению любой искры демократического самовыражения будут усиливаться. Как только принципы суверенитета и самоопределения отброшены, вы возвращаетесь в мир, где разрушаются правила, которые мы десятилетиями создавали вместе. И это побуждает некоторые режимы делать все возможное, чтобы получить желаемое, – даже если это означает отключение интернета в другой стране, отопления в разгар зимы или ввод танков – весь стратегический набор, который Россия использовала против других стран в последние годы.

Вот почему правительства и граждан во всем мире должно волновать происходящее в Украине. Сложившаяся ситуация может казаться далеким региональным спором или еще одним инцидентом российского “буллинга”. Но на карту поставлены принципы, которые десятилетиями делали мир более безопасным и стабильным.

Россия утверждает, что проблема заключается в НАТО. Это – очевидный абсурд. НАТО – оборонительный альянс, не имеющий агрессивных намерений по отношению к России.  Напротив, попытки НАТО привлечь Россию были отвергнуты.

Например, в Основополагающем акте Россия-НАТО, который был направлен на укрепление доверия и расширение консультаций и сотрудничества, НАТО обязалась значительно сократить свою военную мощь в Восточной Европе. Именно это и было сделано.

Россия обязалась проявлять аналогичную сдержанность при развертывании своих регулярных подразделений в Европе. И вновь, вместо обещанного, она вторглась в две страны. Россия утверждает, что НАТО окружает Россию. На самом деле только 6% границ России соприкасается со странами НАТО. Сравните это с Украиной, которая сейчас действительно окружена российскими войсками. В странах Балтии и Польше насчитывается около 5 тысяч военнослужащих НАТО из других стран, и их присутствие носит ротационный, а не постоянный характер. Россия разместила на границе Украины как минимум в 20 раз больше сил.

Президент Путин говорит, что НАТО – цитирую – “паркует ракеты у крыльца нашего дома”. Однако именно Россия разработала ракеты средней дальности наземного базирования, которые способны достичь Германии и почти всей европейской территории НАТО, несмотря на то, что Россия участвовала в ДРСМД, запрещающем подобные вооружения. На самом деле нарушение Россией условий привело к расторжению договора, что сделало наш регион менее безопасным.

Также стоит отметить, что хотя Россия и не является членом НАТО, она тоже, как и другие страны вне Альянса, получила выгоду от мира, стабильности и процветания, которые стали возможными благодаря НАТО.

Многие из нас хорошо помнят напряженность и страхи эпохи холодной войны. Шаги, которые Советский Союз и Запад предприняли навстречу друг другу в эти годы для достижения взаимопонимания и установления согласованных правил поведения наших стран, повсеместно приветствовались людьми, потому что они понизили градус напряжения и уменьшили вероятность военного конфликта. Эти прорывы были результатом огромной тяжелой работы представителей всех сторон. Теперь мы наблюдаем, как нивелируются плоды этого нелегкого труда.

Например, в 1975 году все страны ОБСЕ, включая Россию, подписали Хельсинкский заключительный акт, установивший десять руководящих принципов международного поведения, включая уважение национального суверенитета, воздержание от угрозы силой или ее применения, нерушимость границ, территориальную  целостность государств, мирное урегулирование споров и невмешательство во внутренние дела. С тех пор Россия нарушила все эти принципы в Украине и неоднократно высказывала к ним пренебрежение.

В 1990 году государства-члены ОБСЕ, включая Россию, подписали Венский документ – набор мер по укреплению доверия и безопасности с целью повышения прозрачности и предсказуемости военных действий, в том числе и военных учений. Сегодня Россия следует этим положениям исключительно выборочно. Например, Россия проводит крупномасштабные учения, которые она называет учениями “без уведомления”, настаивая на том, что они не охвачены содержащимися в Венском документе требованиями к уведомлению и наблюдению в связи с тем, что участвующие в них военные также не получили предупреждения. Прошлой осенью Россия в Беларуси провела учения с участием более чем 100 тысяч военнослужащих – не может быть, чтобы данные учения также прошли “без уведомления”. Кроме того, Россия не предоставила информацию о военных силах, размещенных на территории Грузии, не осведомила ОБСЕ о наращивании войск на границе с Украиной прошлой весной и не ответила на вопросы Украины по поводу своей деятельности, тем самым нарушая требования договора от 1990 года.

В 1994 году договор, известный как Будапештский меморандум, был подписан Россией, США и Великобританией. Как говорится в документе, они обязались “уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины”, а также “не применять силу” против этой страны. Именно эти гарантии убедили Украину отказаться от своего ядерного арсенала, который она получила после распада СССР и который занимал третье место в мире по своему масштабу. Достаточно спросить у населения Крыма или Донбасса, чем обернулись эти обещания.

Я могу привести еще много примеров. Вывод остается тем же: одна страна неоднократно отказывалась выполнять свои обещания, пренебрегала соглашениями, которые она разрабатывала совместно с другими сторонами. Эта страна – Россия. Россия, несомненно, имеет право на самооборону. США и европейские страны готовы обсудить с Россией провести обсуждение ее озабоченности в сфере безопасности и способы ее устранения совместными усилиями. Россия выразила озабоченность по поводу своей безопасности и действий, предпринятых НАТО и США, которые, как она считает, угрожают безопасности. Мы считаем, что принципы суверенитета и территориальной целостности, закрепленные в Уставе ООН и утвержденные Советом Безопасности, не подлежат обсуждению.

Если бы мне предоставили эту возможность, я бы сказал российскому народу: как и все, вы заслуживаете права жить достойно и в безопасности, и никто – ни НАТО, ни США, ни государства-члены НАТО – не хочет ставить это под сомнение. Настоящая угроза вашей безопасности – бессмысленная война с вашими соседями, с Украиной, которая повлечет за собой огромные потери, особенно в отношении молодого поколения, которое будет готово рисковать своей жизнью или даже жертвовать ею. В период, когда нашего внимания и ресурсов требуют такие вызовы, как распространяющийся по всему миру COVID, климатический кризис, восстановление мировой экономики, нужно ли вам это – кровавый конфликт, который с большой вероятностью затянется? Сделает ли он вашу жизнь более безопасной, более благополучной, откроет ли он для вас дополнительные возможности? Подумайте, чего могла бы добиться такая великая страна, как Россия, если бы она направила свои ресурсы – в особенности свои людские ресурсы, свое население – на преодоление самого серьезного вызова нашего времени. США и наши партнеры в Европе приветствовали бы это.

Завтра состоится моя встреча с министром иностранных дел Лавровым, и я призову Россию вернуться к соблюдению договоренностей, которые она подписала на протяжении последних десятилетий. Я призову Россию к сотрудничеству с США и нашими партнерами в Европе для создания будущего, в котором гарантируется наша взаимная безопасность. Я четко скажу, что это будет невозможным в случае российской агрессии против Украины, которая приведет именно к тому, чем озабочена Россия: укреплению оборонительного союза НАТО.

В этом заключаются трудные вопросы, с которыми мы столкнулись, и их невозможно быстро разрешить. Я уверен, что завтра в Женеве нам не удастся это сделать. Но мы можем повысить уровень взаимного понимания. Вместе с разрядкой ситуации с российскими войсками на границе с Украиной это поможет нам в течение последующих недель предотвратить кризис. В то же время США будут продолжать работать с нашими союзниками и партнерами в НАТО, Европейском союзе, ОБСЕ, Большой семерке, ООН, с международным сообществом, и доказать, что перед Россией стоит выбор: либо дипломатический путь, который может способствовать установлению мира и безопасности, либо путь агрессии, который неизбежно приведет к конфликту, серьезным последствиям и международному осуждению. США и наши союзники будут проявлять солидарность с Украиной и будут готовы встретиться с Россией на любом из этих путей.

Я неслучайно хотел поделиться своими соображениями здесь, в Берлине. Вероятно, ни один город в мире так не пострадал от границ, начерченных в период холодной войны. Именно здесь президент Кеннеди заявил, что жители Берлина свободны. Именно здесь Рейган сказал Горбачеву: “Снесите эту стену!”. Иногда создается впечатление, что президент Путин хочет вернуться в эту эпоху. Надеемся, что это не так. Но если он сделает такой выбор, то мы проявим ту же решимость, то же единство, что и предыдущие поколения лидеров и граждан, когда они защищали мир, свободу и человеческое достоинство в Европе и во всем мире.

Благодарю вас за внимание. (Аплодисменты.)


Для просмотра оригинала: https://www.state.gov/the-stakes-of-russian-aggression-for-ukraine-and-beyond/

Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.

U.S. Department of State

The Lessons of 1989: Freedom and Our Future